Копипаст.ру - фото ню, юмор, фото приколы, бесплатные игры, демотиваторы, комиксы, девушка дня Фото приколы   Удивительное   Фото НЮ   Ещё »  

хочу только
эфир   блогород   недельник   лидеры   лучшие   архив   пopно  
Нас уже 74648. 
Подсчет онлайн...
сейчас
+ регистрация / вход

→ В НОВОМ

СУ/ИСУ-152 - Средство против Тигра

14 марта 2009 в 16:03Блогиby ПАВ
6
рейтинг
2
коммент.

Анатолий Сорокин, Нижний Новгород
(Броне-сайт, декабрь 2003)


Глава 1. Туда и обратно или злоключения Котина
За окном купейного вагона вовсю бушевала русская зимняя вьюга. Астматичный паровоз серии Ов тащил за собой всего пять вагонов спецсостава. За неимением угля его топили дровами и скорость свыше 20 км/ч развить ну никак не удавалось. Навстречу из славного города Танкограда валили сотни платформ с погруженными на них "тридцатьчетверками", отчего спецсостав даже на полустанках ставили на запасной путь, дабы не мешался под ногами маршевых частей. Из-за этой скверной погоды Ли-2Т из Москвы вылететь не мог, а потому Жозеф Яковлевич Котин был вынужден ехать этим треклятым поездом. На глаза конструктора при виде очередной "тридцатьчетверки" наворачивались слезы: "несчастные вы мои! Что же вас там ждет-то?" Такое настроение было навеяно недавним разговором с Верховным Главнокомандующим и осмотром туши забитого немецкого Тигра. Подробности этого разговора можно найти в тщательном и блестящем труде И. Кошкина "История танка Тигр". Единственным опущенным там нюансом был заданный Верховным вечный и классический вопрос: "И что делать?". Жозеф Яковлевич доложил свои соображения по этому поводу, Иосиф Виссарионович внимательно их выслушал, добавил табаку в трубку, слегка призадумался и сказал только: "а к февралю сумеете?" Отказываться было ну никак нельзя, поэтому Жозеф Яковлевич сразу направился обратно в Танкоград. Но погода решила злодействовать как только можно, вот и пришлось ехать поездом. Оторвавшись от этих воспоминаний, Главный Конструктор выглянул еще раз в окно. Любопытная, совсем еще молоденькая "тридцатьчетверка", только что с завода, проезжавшая навстречу на платформе, встретилась взглядом с Жозефом Яковлевичем. Ей было очень непонятно, почему незнакомый мужчина из встречного поезда так жалостно на нее смотрел. Ведь она грезила подвигами и великой славой, ожидавшей ее на полях сражений. Ну во всяком случае так говорили на митинге у ворот завода, когда она только-только повстречалась со своим экипажем. О немецком полосатом зверьке ей еще предстояло узнать...

Наконец "овечка" дала свисток, спецсостав тронулся в свой нелегкий путь к Танкограду. Жозеф Яковлевич, сжав кулаки, подумал: "Ну уж нет! Попляшете вы у меня, фрицы проклятые!" В воздухе вдруг всплыл образ танка с неимоверно длинной пушкой и роскошными кавказскими усами, но к февралю требовалось сделать нечто иное...

Глава 2. Книга "Бытия" или как все сотворялось
Прибыв на завод, товарищ Котин вместе с директором немедля направились в опытный цех к бригадиру и самым мастеровитым рабочим, которые были тут еще с ленинградских времен. Приготовив настоящий кофе, полученный в Москве специально для этой цели, они выложили из папки небольшой лист, полностью исписанный мелким почерком. Этот документ Жозефу Яковлевичу вручил сам Верховный Главнокомандующий. Там была расшифрованная стенографическая запись беседы между командиром батареи, который под Ленинградом самолично уделал первого Тигра, и особистом, прибывшим с почетной миссией специально для его награждения. В обмен на орден он вежливо попросил артиллериста повторить все те слова, которые тот адресовал Тигру, своей пушке, Гитлеру и Компании, а также какой-то матери. Все это и было честно записано в том самом листке.
- Понятно, товарищи? - спросил Главный Конструктор.
- Не беспокойтесь, сделаем! - ответил бригадир, а рабочие согласно закивали головами - только кофею бы побольше...
- Все будет, только не подкачайте - пообещал директор.
Трудовой энтузиазм разгорелся с невиданной силой. Поскольку вокруг могли рыскать агенты немцев, то все щели опытного цеха пришлось заткнуть тряпками, дабы шпионы в принципе не могли заподозрить что-то неладное (всю бытовуху там оборудовали заранее и коллектив сознательно самоизолировался от внешнего мира, чтобы ни капелька информации не могла туда утечь). Зато уже через 25 дней прототип, тщательно обмотанный брезентом, был погружен на платформу и отправлен в Москву. Внешне он походил на серийный КВ-1С, только без башни. Но вместо нее он имел кое-что другое... Еще до того самого разговора Ж. Я. Котин на досуге позвонил Ф. Ф. Петрову насчет возможности позаимствовать кое-что из его артиллерийского арсенала. Оба конструктора пришли к консенсусу, что лучше шестидюймовой гаубицы-пушки МЛ-20 ничего не найти. Заботливый папа этого орудия дал свое благословение на перекрещивание его из буксируемой конфессии в самоходную. После чего сию пушку бригадир с рабочими водрузили аккурат в корпус "кавэшника". Наблюдавший за операцией инженер, правда посетовал, что не получилось воткнуть ее в башню - уж слишком велика была отдача при выстреле, но согласился, что и так выглядит неплохо. И это было еще мягко сказано, поскольку получилось настолько внушительно, что после монтажа бригадир лично снял картуз, перекрестился и сказал своим подчиненным: "Ну все! Теперь победа будет точно за нами!"

Иосиф Виссарионович, взглянув на вытянувшуюся в струнку перед ним самоходку, сказал только одно: "в серию!". После чего спросил, ни на кого не глядя:
- Как назвали?
- КВ-14! - бодро ответил кто-то неопределенный.
- Нэ годитца! Спроситэ таварыщэй Катукова и Ротмыстрова, че они про КаВэ думают! - рассуждал вслух Верховный - такое достойно лучшего - вдруг совершенно без акцента сказал Вождь, повернувшись к самоходке и улыбнувшись в роскошные усы. Самоходка вытянулась еще сильнее, стараясь сохранить серьезный вид. Это получилось настолько комично, что заулыбалась даже бесстрастная НКВДешная охрана.
- В серию, и быстро! - повторил Иосиф Виссарионович. - Товарищ Малышев, проследите за исполнением!

После чего все вышестоящие лица партии и государства направились по своим делам. А реплику насчет названия приняли во внимание и не мудрствуя лукаво, самоходку впоследствии назвали СУ-152.

В Танкограде не оплошали и на этот раз. Грозный призрак Тигра витал где-то рядом. Его видели в директорском кабинете, в первом отделе, у конструкторских кульманов. В заводском поселке он наводил страх на работниц, совсем недавно приехавших из глухих сибирских деревень. Но как только новые СУ-152 стали покидать сборочный цех, зловредное привидение стало встречаться реже и реже. Последний раз его видели дымящимся в заводском сортире, после чего сие проявление нечистой силы окончательно сошло на нет. Таким образом, небольшая, но важная победа над Тигром была все-таки одержана.

Глава 3. Горячее лето 1943-его.
Посколько от Штирлица со товарищи поступали весьма тревожные сообщения о готовящемся под Курском наступлении, вопроса о том, куда послать новые СУ-152 не возникало. Последняя шифровка Алексу сообщала дополнительные подробности про последний счет из хозяйственного отдела рейхсканцелярии в отдел ковровых изделий лучшего берлинского магазина. Фюрер после разноса Шпеера и нерадивых немецких промышленников причинил жестокий урон окружающим ковровым изделиям (о подробностях такого поведения фюрера смотри "Историю танка Тигр". Причиной разноса стал очередной срыв его великих планов по тотальному увеличению тигриного поголовья во всем вермахте. Помимо подчиненных Шпеера досталось и армейским, чем незамедлительно воспользовались эсэсовские любимчики фюрера, оттяпав у вермахта изрядное число зверьков для собственных вооруженных бандформирований. Но вся эта возня играла скорее на руку русским, чем немцам. Сроки начала немецкого наступления несколько раз переносились, что позволило нашим войскам перекрыть троекратно расстояние от Земли до Луны общей протяженностью отрытых траншей, оборудованных по самым новейшим веяниям в области военно-инженерного искусства.

Сгрузившись в темноте на каком-то забытом Богом полустанке, 24 новеньких СУ-152 двинулись ближе к передовой. Среди историков до сих пор нет согласия, стоит ли их причислять к оружию массового поражения, поскольку массы встречных красноармейцев были просто поражены размерами их стволов. Вся прочая техника тоже пялилась на самоходки, поскольку они определенно раньше не встречались, а дуло гаубицы-пушки МЛ-20С наводило такое почтение, что никто и не пытался выяснить, а что же это такое тут едет. Впрочем, люди очнулись от наваждения быстрее, чем техника. До них наконец дошло, что это будет стрелять по фрицам, и, судя по размеру дула, гадам очень сильно не повезет. С криками "у-р-р-а-а-а!" в воздух полетели каски, пилотки, фуражки. Плотность подбрасываемых в воздух предметов была настолько высока, что пилотам пролетающих мимо Ил-2 поневоле приходилось набирать высоту, дабы не быть вконец закиданными шапками. Приехав на передовую, СУ-152 основательно зарылись в грунт и позволили заботливым экипажам обставить себя веточками, кустиками и масксетями. После этих приготовлений с расстояния в сотню метров даже огромное дуло было весьма незаметно. После чего экипажам дали немножко перекурить перед боем, а самоходки остались только в компании часовых.

Тем временем, та самая "тридцатьчетверка", попавшаяся на глаза Жозефу Яковлевичу, самостоятельно решила познакомиться с этими самоходками поближе. С момента прибытия на фронт она очень быстро поумнела и уже догадывалась, почему Жозеф Яковлевич так на нее тогда посмотрел. Она в общем-то любила свой экипаж, но только при том условии, чтобы он не жалел времени на ее техобслуживание и вылизывание от крышки люка до последнего трака. Танкисты старались как могли, но обстановка не всегда позволяла. Но если время на это таки находилось, то ей было очень лестно, что все прочие "тридцатьчетверки" однозначно считали ее первой красавицей бригады. Поэтому в соответствии со всей своей мудростью, едва увидев СУ-152, она живо смекнула, что в радиусе полутора километров от них противника точно не будет, а следовательно и она с экипажем будет в целости и сохранности. Ей припомнилась свое боевое крещение, когда она по дурости попалась на глаза фрицевому Pz Kpfw IV Ausf F2. Из своей зело длинной пушки он шарахнул по ней подкалиберным с километровой дистанции. На счастье, фриц слегка промазал и снаряд прошел вскользь по левой стороне башни. На башне осталась длинная продольная канавка, что изрядно подпортило ее щеголеватый внешний вид. Командир с башнером, правда, сразу же вогнали фрица бронебойный, отчего тот загорелся, как пролитая бочка с бензином. Поэтому несмотря на награды ее экипажу за этот подвиг и завистливое шептание всех прочих танков бригады, наша "тридцатьчетверка" уже тогда решила не рисковать без крайней на то необходимости. А по логике вещей, с СУ-152 риск был даже ниже обычного. Только здесь она очень сильно просчиталась...

На самое танкоопасное направление ставили надежных, испытанных бойцов и лучшую технику - ждали Тигров. Поскольку экипаж и сама эта "тридцатьчетверка" ходили в героях, то их как раз и отрядили в помощь самоходчикам. В близком общении СУ-152 и самоходчики оказались весьма своими людьми, поэтому экипажи пошли вместе за очередной порцией к полевой кухне, а СУ-152 с Т-34 нашли много весьма интересных тем для разговора. В частности, самоходки выложили все про привидение Тигра, листок особиста и сомнения Жозефа Яковлевича. Тут несчастной "тридцатьчетверке" очень сильно поплохело. Вскоре вернулись с обеда экипажи, сильно недовольные скупердяйством повара. Кто-то даже предлагал снова наведаться к нему уже с ломом из ЗИПа, но командир СУ-152 майор Санковский сказал: "Отставить!". После чего записал в своем блокноте "4/VII/43 14:00. Все спокойно". Однако несмотря на такую запись никому в тот вечер и ночь не спалось - все, что люди, что техника, ощущали, что завтра будет решаться судьба всей этой войны...

Аккурат на рассвете вся советская артиллерия ощерилась массированным огнем: мы готовы. Немцы начали с опозданием, зато как. Весь эфир был заполнен матерной руганью, фразами типа: "Сколько фрицев? - Многое множество есть бесчисленно... Наших бьют!" Впереди, гордые и непобедимые, двигались Тигры. Бабах! - и американский сарай на колесиках М3 разлетался кучей обломков. Трах! - несчастный Т-70 прощался с жизнью. Бряк! - и та же участь постигала "тридцатьчетверку". Тигры рычали от удовольствия, рылись в потрохах своих жертв, скалили зубы и шли вперед... Нашей же "тридцатьчетверке" было плохо. Поискав, где было можно, она нашла еще 20 л. с. в помощь мехводу, но это было всем, чем она могла помочь своему экипажу. Ф-34 палила не переставая, но ближайший "Тигр" выдержал аж три попадания, оскалил зубы и начал поворачивать башню в ее направлении. Командир оглянулся, но своих поблизости не было. Костлявая уже протянула свою лапу к несчастному танку. Но в шуме боя они не услышали два раздавшихся почти одновременно выстрела замаскированных СУ-152. В поле зрения прицела повернувшаяся прямо на "тридцатьчетверку" башня Тигра куда-то исчезла, а из большого круглого отверстия в корпусе живо выхлестнуло веселое бензиновое пламя. Второй снаряд, направленный туда же, прошел в двадцати сантиметрах выше кромки корпуса пылавшего Тигра и улетел далеко-далеко. Впрочем и он не пропал зря. Уже на самом излете он ткнулся в землю перед поспешавшим в бой Pz Kpfw III. В одно мгновение "панцеркампфваген" превратился во "флюгцойг" и взмыл ввысь от разрыва осколочно-фугасной гранаты массой где-то в полцентнера.

В одно мгновение над полем боя нависла зловещая и звенящая тишина. Утробное самодовольное рычание Тигров сменилось на недоуменное пофыркивание. Однако майор Санковский вовсе не думал останавливаться на достигнутом. Воздух пробуравила еще одна шестидюймовая фугасная граната и на месте какого-то Pz Kpfw IV осталось дымящееся черное пятно. Пофыркивание сразу же превратилось в жалобный скулеж и Тигры потеряли всякий интерес к продолжению боя, стали пятиться задом, а то и разворачиваться обратно. Вслед за ними откатилось назад и все "многое множество есть бесчисленно"... Но поскольку тушки зверьков были самыми откормленными, то драпать быстро как-то не получалось, а следовательно и выйти из-под обстрела СУ-152 тоже. Наша "тридцатьчетверка", увидев корму уходящего Тигра, вконец потеряла всякое благоразумие и найдя еще где-то еще двадцать "лошадей", помчалась за ним и с четырехсот метров поставила жирную точку в этом боевом эпизоде, вогнав в Тигровую задницу бронебойный снаряд, отчего Тигр тут же сдох.

Над позициями разнеслось такое громогласное "Ура!", что у бойцов чуть не полопались барабанные перепонки. В воздухе вновь летали головные уборы и самоходчики, которых каждый считал за честь подбросить повыше. Более того, танкисты, пехотинцы и артиллеристы сразу же подумали о революционной экспроприации СУ-152 для нужд своих частей, в частности для излечения недавно появившейся заразной хвори "тигробоязнь" и на потраву появившейся в то же время странной привычке "тигромания". Самоходчикам вновь пришлось перейти к обороне, на сей раз своей матчасти от грязнолапых посягательств на СУ-152. Неизвестно, чем бы все это закончилось, не заявись туда целая делегация особистов. Дальнейшее развитие событий так и осталось невыясненным до сих пор.

А в тот же самый день, километрах в пяти по другую линию фронта развернулась немецкая зенитная батарея. Ее командир лично вышел понаблюдать за Солнцем и облаками, а также поразмышлять о прогнозах погоды и налетов русских штурмовиков. Его тренированное ухо сразу различило звук мотора среди вороньего карканья и т. п. естественной звуковой обстановки. Однако на высокооборотный авиадвижок это было не похоже. Зенитчик поднес к глазам бинокль и нашел в небе маленькое пятнышко без характерного крестообразного силуэта. На всякий случай он заглянул в красочный справочник, отпечатанный заботливыми финскими союзниками.

-Илюшин-цвай? Найн! Илюшин-фир? Найн! Петлякофф-цвай? Найн! Йакофлефф-зибен? Найн! Лавотчкин-фюнф? Найн! - тщетно пытался он определить тип этого НЛО.
-О майн Готт! - выругался командир, а у всех батарейцев отвисла нижняя челюсть.

В НЛО они опознали не что иное, как Pz Kpfw III, летящий с направления на линию фронта. В одно мгновение он промчался над стволами зениток и с максимальной пиротехнической зрелищностью взорвался, врезавшись в землю. Вслед за ним с небес посыпались тигриные потроха и прочие дельные вещи с других образцов немецкой бронетехники. Батарейцы зачарованно провожали взглядами каждый обломок, поскольку такого феерического зрелища им ранее видеть как-то не приходилось. Поэтому они и просмотрели целую стаю "Ил-2", обрушившихся на них как снег на голову. Сверкая своими плоскостями, "летающие танки" принялись энергично и методично мстить за своих сухопутных собратьев. Через пару минут все было кончено - батареи больше не существовало...

Где-то так на третий день наступления даже вконец упертым Тиграм стало ясно, что великие планы по овладению с хода Москвой рухнули. Число Тигров сильно поуменьшилось и они дошли до крайней степени озверения - прямо как в известной строчке "я тоже озверел и встал в засаде". Тут они проявили истинное геройство, достойное древних саг о Роланде, Зигфриде и прочих древнегерманских эпических персонажах. В ходе наступательного этапа советских войск в Орловско-Курской операции Тигры перебили такое количество русских танков, которого на том участке фронта никогда не существовало в действительности. Эти ратные подвиги легли в основу нового эпоса "Soehne des Tigers", но в нем нет ни малейшего намека про СУ-152, тогда как татаро-монгольские орды Т-34 с Т-70 и их вероломные англосаксонские приспешники "Черчилли" и "Валентайны" упоминаются практически везде по ходу этой саги. Такое молчание говорит само за себя. Где появлялись СУ-152, там очень скоро исчезали Тигры, ибо они слишком хорошо помнили Курскую Дугу. Вслед за Тиграми старались смыться и остальные, поэтому основным противником СУ-152 стали ДОТы, форты и прочие не умеющие бегать сооружения. Но иногда Тиграм и компании смываться было просто некуда, поэтому в таком случае они совершенно безумели и старались свести счеты именно с СУ-152, чем, в основном, и объясняются потери наших самоходок в тот период войны. Бешеный Тигр был в четыре раза опаснее обычного, но и видно его было тоже неплохо, так как его почему-то окружало светло-голубое сияние, а каждый его выстрел отдавался таким эхом, что в радиусе пятидесяти метров глушило всех окрестных ворон. Ну иногда и Люфтваффе вносило свой вклад, поскольку немецким летчикам просто надоело слушать басни немецких танкистов о пресловутой Тигриной непобедимости и дальнейший шепот, что у русских есть что-то такое на гусеницах, стреляющее так, что Тигру сразу же приходит капут. Стремясь утереть танкистам нос, бывало так, что летчики Люфтваффе поражали СУ-152: "и что только эти Тигристы с Пантеристами без нас делали?"

Закончилась Орловско-Курская операция. Для нашей "тридцатьчетверки", сражавшейся бок о бок с СУ-152, наступил долгожданный и вожделенный момент. На ее счету (и экипажа, разумеется) было аж три забитых Тигра, одна Пантера и прочая шушера рангом помельче. И вот перед парадным строем бригады ее командир лично получает Золотую Звезду, а на свежеокрашенной башне сияет Краснознаменный знак принадлежности к славному ордену Рыцарей-Гвардейцев. Но ей было отнюдь не радостно... где ее боевые подруги "тридцатьчетверки", с которыми она пришла из Танкограда? А где знакомые горьковские "семидесятки", на которых она всегда посматривала несколько свысока? Не было и всегда вежливых и тактичных джентльменов "Черчиллей" с Туманного Альбиона. Рядом с ней стояла какая-то необстрелянная зеленая танковая молодежь, которая за глаза называла ее "древней бабулей". И касательно танкистов - та же самая картина! - еле-еле насчитывалось полтора десятка знакомых лиц... Сколько раз ее Ф-34 троекратно стреляла у свеженасыпанных холмиков с воткнутыми в них палками с прибитой к ним фанерной или жестяной звездой. Поэтому бить фрицев она теперь уже всегда старалась с холодной башней, без излишней горячки, вполне здраво рассудив, что чем дольше она существует, тем больше фрицев и их танков сможет забить.

Глава 4. Похоже да не то же или еще одна буква
Так для нашей "тридцатьчетверки" и прошел 1943 год. Уже в самый канун Нового года на марше она почувствовала себя плохо - что-то прихватило в движке, да так сильно, что движение стало совсем невозможным. Поэтому остаток пути она проделала на буксире за неторопливым и забавно пыхтящим трактором "Коммунар". Но он довез ее не до расположения бригады, а до кладбища неисправной и подбитой бронетехники, которое называлось СПАМ. Но вот какая встреча - среди прочего броневого лома отыскалась одна из тех СУ-152, с которыми она сражалась вместе на Курской Дуге. Ее вид был печален - в МЛ-20 зияла круглая дыра, видимо прострел немецким снарядом, а правая сторона была сильно разворочена от подрыва на каком-то мощном фугасе. Впрочем еще оставалась надежда на экипажи и ремонтников, но их почему-то не было. Раньше и не такое бывало, но не повод же это засовывать их в этот кладбищенский предбанник? Ответы на все вопросы явились в виде весьма наглого БА-64 из разведроты, который заявился на СПАМ не иначе, как для сведения счетов. Его тут недолюбливали все - он был мелок, бесшумен и, как следствие, очень пронырлив - знал все слухи и сплетни на 10 километров вокруг по обе стороны линии фронта. В довольно бесцеремонной манере БА-64 заявил "тридцатьчетверке", что лично был управляем ее мехводом и умолчал, что его собственный попал в санбат из-за чрезмерного даже по меркам мирного времени обжорства. А перевозил он штабного писаря и медсестру из санбата вместе с десятилитровой бутылью спирта, выделенной для празднования Нового года. Тут же БА-64 ехидно добавил, что ремонтники с экипажами в ближайшие два дня про вас точно не вспомнят, а дескать, твой красавчик мехвод променял тебя на медсестру. Иначе зачем он извлек свою лучшую кожаную куртку и навесил на нее все медали? Затем он обратился к СУ-152 - что тебя точно отправят в переплавку, поскольку очень скоро прибудет что-то новенькое, так что твое списание не ляжет грехом ни на чью совесть. Тут он наддал газу и смотался, а Т-34 с СУ-152 сильно расстроились - старость не в радость, даже если Сила с ними. Поведение мехвода тоже представляло загадку: спирт, точнее его 40-градусный водный раствор, по их обоюдному мнению был ничем иным, как весьма редкой присадкой к топливу для экипажей. И вообще, видели экипажи его пять раз в году, только по праздникам, ну еще после крупного и успешного мордобоя, когда фрицу весьма капитально набивали рыло. А тут целых десять литров, и надо же кому - ремонтникам. Обычно его от них тщательно прятали, чтобы, не дай Бог, 12-цилиндровый V-образный В-2 не превратился в их глазах в 48-цилиндровую "звезду" черт знает какой марки. Что касательно медсестры, то мехвод явно в ремонте не нуждался, поэтому "тридцатьчетверку" обуяло несколько непонятное чувство: как это можно было ее обменять на это существо с длинными волосами, без шлемофона и в юбке? Впрочем, СУ-152 удалось объяснить, что ремонтом мехвода в данном случае и не пахнет, дело в том, что у людей без такого странного поведения просто невозможно производство новых экипажей, а потому это дело простительное.

Прошел Новый год и уже на следующий день в районе СПАМ послышался лязг гусениц. Тут и Т-34, и СУ-152 узрели нечто странное: к ним подъехал весьма странный объект, сильно напоминающий СУ-152, но с рубкой повыше и "душкой" на турели у одного из люков. И вот из этого объекта вылез экипаж подбитой СУ-152 и начал свинчивать со своей прежней машины все то, что еще могло пригодиться. Затем подкатил "студер" с ремонтниками и экипажем "тридцатьчетверки", которые живо присмотрели себе ряд деталей с движка уже покойной СУ-152 - ее душа такого не выдержала и покинула эти бренные останки. К вечеру эти останки были уже вконец раздетым битым бронекорпусом, а "тридцатьчетверка" вновь ожила и с интересом разглядывала новый объект, который называли "Зверобоем", также как и СУ-152, разница была лишь в одной букве индекса.

Этим объектом была ИСУ-152. Пока наши герои сражались под Курском и Киевом, Жозеф Яковлевич развернул в Танкограде неимоверно бурную и продуктивную деятельность. В конечном итоге она материализовалась в тот самый танк с неимоверно длинной пушкой и роскошными кавказскими усами. Но поскольку без СУ-152 дальнейшее продвижение уже не мыслилось, то сразу же разработали и "мутацию" под великую и ужасную гаубицу-пушку МЛ-20С. Так ИСУ-152 и появилась на свет - она получилась несколько сильнее бронированной и обладающей просто свирепой внешней наружностью. "Душка" только дополнял общее впечатление, хоть предназначался изначально для охлаждения не в меру горячих пилотов "Люфтваффе". Практика же внесла свои коррективы...

Тигры слишком хорошо усвоили преподанный им урок: на глаза ИСУ-152 они просто старались не попадаться. Они обыкновенно сидели в засадах, используя свою полосатую окраску и поджидали неосторожных жертв. В открытую, как в 1943 году, они уже не ходили, т. к. только одна 122-мм болванка из нового русского танка в один момент превращала их в груду металлолома, а их 88-мм снарядов, как правило, нужно было несколько, да и этот усатый танк был сильно живучим - вчера его подбили, а сегодня снова едет! "Тридцатьчетверки" тоже могли теперь дать неплохой сдачи, поэтому драки с ними стенка на стенку и у Тигров стали непопулярными. В засаде же было куда лучше! Но самоходчиков на ИСУ-152 засадой редко когда можно было провести - они и сами были доками в этом деле. Тигры это тоже знали и при малейших признаках появления ИСУ-152 старались по возможности переместиться в какое-нибудь другое место.

И несмотря на все это они не становились ничуть менее опасными. Нашей "тридцатьчетверке" пришлось в этом сполна убедиться, когда в атаке на какую-то белорусскую деревеньку именно замаскированный Тигр вогнал ей подкалиберный прямо в лоб. Все чувства, как и у нее, так и у экипажа стали какими-то расплывчатыми и ясными одновременно. Из перебитого топливопровода воспламенившаяся солярка потекла внутрь боевого отделения, а снаружи танк окутался черными клубами дыма - это спасло его от второго снаряда Тигра. Командир с башнером быстро покинули машину, но мехвод уткнулся в лобовой лист и осел на левый рычаг управления. Стрелок-радист сразу же открыл лобовой люк и начал выталкивать потерявшего сознание товарища из горящей машины. С истошным криком снаружи его подхватила подоспевшая медсестра и вместе с радистом стали оттаскивать мехвода подальше от танка. Сама же "тридцатьчетверка" пыталась как можно дольше оттянуть момент взрыва боезапаса, успев однако отметить, что и медсестра тоже годится на серьезное дело. Когда все пятеро залегли в глубокой воронке от какого-то тяжелого снаряда, раздался взрыв. Командир стянул с себя шлемофон - от верно послужившего танка осталась лишь задняя часть с парой катков, да исковерканная башня в двадцати метрах. Через полчаса их всех подобрал другой Т-34, возвращающийся назад за новой порцией топлива и снарядов. Медсестра с раненым сразу отправились в расположение санбата, а все трое стояли как потерянные, хотя и понимали, что повезло им по большому счету так отделаться. Комбриг однако, проявил понимание, доставши для потерявшего свой танк экипажа внеплановые 100 грамм, после чего башнеру (он был верующим человеком) было видение своей "тридцатьчетверки" в сиянии небесной славы, в райской бронетанковой бригаде, шефом которой был сам Александр Невский . И какой-то неземной голос свыше провозгласил, что новый танк тебе еще будет, так что не надоедай тут нам, у нас своих дел хватает. И на том рассказ о доблестном Т-34 и его экипаже, сражавшимся бок о бок с СУ-152 можно было бы и закончить. Для полноты картины стоит добавить, что война для него кончилась хоть и не трагично, но досадно - мехвода после излечения оставили инструктором в тылу, командир был отозван на курсы повышения квалификации и только заряжающий с башнером снова приняли бой с фрицами на новеньком Т-34/85, дойдя с ним до Праги. Встретиться между собой им так и не довелось.

Глава 5. Но до Победы было еще сто верст и все лесом.
Ввиду полной неохоты Тигров, Пантер, Слонов, Куниц, Бизонов, Носорогов и т. п. живности попадаться на глаза ИСУ-152, главным делом наших самоходок стала ликвидация ДОТов и укрепленных зданий в городских боях. Тем паче, что они уже не были единственными охотниками на вермахтовских зверьков - тут вам и усатый ИС-2, и ее младшая сестра ИСУ-122, и СУ-85 с СУ-100 - все так и норовили примерить почетные лавры "Зверобоя". Хотя почему-то это звание так и осталось за ИСУ-152. Но не это было главным - все чаще фрицы стали цепляться за малейшие населенные пункты, не стесняясь превращать здания в форты, оборудовать снайперские позиции и заваливать своих солдат "панцерфаустами" по самое горло. И тут ИСУ-152 давала всей прочей нашей технике сто очков гандикапа, поскольку только один размер ее дула заставлял дрожать в руках винтовки немецких снайперов. Перед снайперами и прочими фрицами очень ясно вставал вопрос о их дальнейшей судьбе с возможными вариантами решения:

а) надо смываться;
б) можно самую малость полетать от разрыва 43 кг железа с тротилом;
в) можно превратиться в краску для стен по той же причине;
г) уютно устроиться в собственном склепе после обрушения здания от разрыва все того же снаряда.

Поначалу они пытались стрелять по смотровым приборам, отстреливать сопровождавшую самоходки пехоту, надеясь на фаустников; но ИСУ-152 далеко не всегда позволяли такое, поскольку могли стрелять с закрытых позиций. Разумеется, подбить можно все что угодно, поэтому фаустники нередко добивались успеха, но ИСУ-152 у них отнюдь не была излюбленной целью - даже короткая очередь из "душки" рвала тело фаустника в клочья и за баррикадой, и за завалом. Поэтому через какое-то время солдаты вермахта понимали, что только вариант а) является совместимым с их собственной экзистенцией на Земле этой грешной. Если смываться было некуда, то приходилось сдаваться, хотя Адольф с пеной у рта обязывал их лечь костьми за Третий Рейх. Но они просто хотели жить и знали, что с кончиной Рейха жизнь еще не кончится.

Иное дело ребята из SS Waffen. Те знали, что после войны за все их деяния им светит как минимум виселица; поэтому, необычайно ценя свое собственное существование они дрались как бешеные волки до последнего. Многим из них хотелось смыться на Запад, ибо там всегда можно было припомнить ряду богатеньких Буратино сотрудничество с ними и за счет неразглашения таких фактов безбедно пожить до конца дней своих. Да и англоамериканские обычаи вообще-то были в своей глубинной основе всепрощенческими - лет через пять все забудут. Правда, можно было попасть и к де Голлю, а тот не любил ни эсэсманов, ни их приспешников. Поэтому чтобы не попасть на виселицу или гильотину, они либо втихаря смывались на Запад, либо сражались как одержимые. И в ряде случаев им удавалось крупно надраить ряшку чересчур нетерпеливым русским, под Бреслау, например. Но когда становилось трудно, наши солдаты вновь знали, что тяжелые самоходки не подведут. Планомерно, квартал за кварталом, при поддержке боевых инженеров с РОКСами (а они лихими были людьми, только потом почему-то их подвиги как-то стыдливо замалчивали), ИСУ-152 выбивали фрицев с их позиций. Бреслау, как и прочие укрепленные пункты, был взят, а выжившая эсэсовская сволочь еще пожалела о том, что выжила.

И вот так, метр за метром до Берлина и Праги... ИСУ-152, как и все люди и прочая техника терпели все, но когда фон Кейтель расчеркнулся под признанием в безоговорочной капитуляции не было громче салютующих победе выстрелов, чем у ИСУ-152... Поэтому и повидавший все ветеран, и необстрелянный призывник всегда испытывали необъятную гордость, когда в бой вступали ИСУ-152. В ушах сразу вставал левитановский голос: "Наше дело правое, враг будет разбит, Победа будет за нами!" Следствием этого был тот факт, что 9 мая 1945 г. Жозеф Яковлевич просто утонул в огромной груде цветов, поздравительных открыток, телеграмм и писем (хотя это тщательно умалчивалось - без помощи пары крепких сотрудников КБ он оттуда ни за что бы не выбрался сам). Правда, злопыхатели, которым досталось недостаточно лавров, сотворяли мелкую пакость: при каждом чествовании танкоградцев и самоходчиков они старались засыпать их непременно розами. Внешне было просто великолепно, но выбраться из этой кучи неисцарапанным не удавалось еще никому, а претензии за такое никто и принимать не желал.

Глава 6. Объективность превыше всего или немного об обычаях самоходчиков
Разумеется, что теперешние исследователи, как правило не найдя истины на дне стакана, ищут ее в мемуарах Манштейна, Гудериана, Катукова и прочих видных деятелей той эпохи. В частности, давно уже составлен полный и даже избыточный перечень достоинств и недостатков всей воевавшей тогда бронетехники, как в абсолютном исчислении, так и в сравнительном. Однако, истиной там и не пахнет, потому что все исследователи чуть ли не сразу же разделились на кланы, выбрав что-то из техники в качестве кланового тотема. Известны Тигро-, Пантеро-, Слонопоклонники; в противовес им существуют "ИСовые братья" и иже с ними. Но СУ/ИСУ-152 не жалуют ни те, ни другие. Первые - за то, что их любимые зверьки вышибались одним снарядом советских тяжелых самоходок, а вторые - за отбирание производственных площадей в Танкограде, не позволившее выпустить еще больше ИСов. Вот и придираются по мелочам - углы обстрела маловаты, броня тонковата и т. д. и т. п. Только все это чепуха, единственным и настоящим недостатком была непреподъемная масса шестидюймового снаряда. Поэтому заряжающих в самоходки старались брать из числа "дядь, подай бревно" или, проще говоря, амбалов и стоеросовых дубин желательно не слишком высокого роста. Но даже с таким заряжающим ИСУ-152 стреляла в час по чайной ложке, тогда как некоторые СУ-76 ухитрялись стрелять с темпом пистолет-пулемета ППШ. Кое-как улучшить это можно было поставив еще одного амбала замковым. Но по штату "физически сильный солдат" в ИСУ-152 полагался только один, потому что люди, подходящие под эту формулировку требовались и во все прочие рода войск. Исключением могли быть только добровольцы, поэтому самоходчики всегда старались охмурить людей, своим сложением напоминающих Гаргантюа. Для этого приходилось иметь разведчиков и агентов, особенно в госпиталях и военкоматах, дабы вовремя сманить к себе всех возможных кандидатов.

Однако ничто не делается задаром. За каждого богатыря-самоходчика приходилось делиться славой победителей Тигров. Уже давно замечено, что в советских реляциях число забитых Тигров резко превышает количество зверьков, реально участвовавших в бою, тогда как общее число уничтоженных танков неплохо соответствует действительности. Поэтому некоторые исследователи утверждают, что наши солдаты путали Pz Kpfw VI Ausf H и Pz Kpfw IV Ausf H и потому число убитых Тигров больше, а "четвертаков" наоборот меньше. Но этот тезис правилен лишь в том смысле, что он был следствием многочисленных расплат самоходчиков по долгам за заряжающих и замковых. Они великолепно знали, с какой стороны надо ставить "I" рядом с "V", но нарочно забывали все отличия, когда дело доходило до составления наградных листов про победителей Тигров, Пантер, Слонов и т. п. зверюшек. Иначе как объяснить наличие наград и почетных званий "Тигробоев" у тыловых военкомов и работников военно-госпитальных служб? Впрочем, когда в экипаже ИСУ-152 было два "физически сильных солдата", то ее боевые свойства значительно улучшались, например, она могла продолжать движение с заглохшим дизелем - по бурлацкому принципу "Эх, дубинушка ухнем, эх зеленая, сама пойдет!". Поэтому самоходчики и не считали такую практику чем-то зазорным.

На этом можно было бы и закончить рассказ о славных и доблестных СУ/ИСУ-152, но вот совсем недавно археологи, изучавшие культуру (точнее, отсутствие оной) Третьего Рейха нашли ну совсем потрясающую вещь: подлинный дневник штандартенфюрера Отто фон Штирлица. После его тщательной расшифровки, выяснилась странная роль СУ-152 в подковерных интригах правящей верхушки Тысячелетнего Рейха - вот несколько выдержек из этого замечательного документа:

1751569 - сегодня я с большим удовольствием смотрел фотоальбом о действиях наших самоходчиков, вооруженных СУ-152 (альбом доставлен через знакомых абверовцев от Иоганна Вайса). И вот, когда я подсчитывал число забитых Тигров, откуда-то из ничего возник Вальтер Шелленберг со своим обычным вопросом "Что это вы тут делаете, Штирлиц?" и заглянул в альбом. Это был провал..., но мне пришла в голову одна идея: "а знаете ли, мой бригаденфюрер, что терпят наши доблестные танкисты из-за этого долбаного англофила Канариса? Про это (здесь я указал на СУ-152) от его людей никто доклада не видел!" На что Вальтер ответил: "Вы как всегда правы, дружище - давайте альбом мне, а Вы доложите про это дело лично рейхсфюреру. Он будет очень доволен".

1846735 - После совещания, Вальтер сказал: "А Вас, Штирлиц, я попрошу остаться" и через несколько минут мы получили уединенцию у рейхсфюрера. Ему фотоальбом и впрямь очень понравился, он в скором времени собирается показать его фюреру. В общем, звиздец Канарису!..

До сих пор неясно, что означают цифры перед записями, но судя по их возрастающему порядку, это что-то вроде временного маркера запечатленных в дневнике мгновений из жизни великого разведчика. Остается надеяться, что либо дальнейшие археологические изыскания дадут нам ключ к их декодированию, либо совершенствование вычислительной техники позволит выяснить алгоритм шифровки.

Заканчивая этот опус, автор заранее просит прощения за несколько вольное обращение с историческими фактами. За более достоверным их изложением можно обратиться непосредственно к СУ/ИСУ-152 по адресу: Московская область, ст. Кубинка, Музей бронетанковой техники при НИИБТ Полигоне.


стянул отсюда

Добавлено изображение в заголовок Dinalt
Надоело листать страницы? Зарегистрируйтесь и станет удобнее.

Нравится пост? Жми:


Похожие новости
Танк Тигр. История танка Шерман Танк "Черчилль" Винни с Пяточком снова в бою! :…Простодушные.... (24 фото)
Все фото приколы и картинки »

РЕГИСТРАЦИЯ НА САЙТЕ ЗА 20 СЕКУНД
Меньше рекламы, добавление новостей, голосование, подарки...



1: 14 марта 2009 17:55
 
lol2 Фсё,блин,падцталом!!! lol2 lol2

2: 14 марта 2009 19:16
 
пиши ещё и ещё! yeeeah
Информация
Вы не можете оставлять комментарии к данной новости.

Загрузка. Пожалуйста, подождите...