Копипаст.ру - фото ню, юмор, фото приколы, бесплатные игры, демотиваторы, комиксы, девушка дня Фото приколы   Удивительное   Фото НЮ   Ещё »  

хочу только
эфир   блогород   недельник   лидеры   лучшие   архив   пopно  
Нас уже 74649. 
Подсчет онлайн...
сейчас
+ регистрация / вход

→ В НОВОМ

рождество по диккенсу

30 декабря 2009 в 21:03Блогиby CtulhU
4
рейтинг
1
коммент.

Когда мистер Уэллер закончил эту поучительную повесть, которая,
казалось, произвела большое впечатление на жирного парня, они отправились
все втроем в большую кухню, где к тому времени собрались все домочадцы
согласно обычаю, связанному с сочельником и соблюдавшемуся праотцами старого
Уордля с незапамятных времен.
К середине потолка в кухне старый Уордль только что подвесил
собственноручно огромную ветку омелы, и эта самая ветка омелы мгновенно
вызвала веселую возню и суматоху, в разгар коих мистер Пиквик с
галантностью, которая сделала бы честь потомку самой леди Толлимглауэр, взял
старую леди под руку, повел ее под мистическую ветку и поцеловал учтиво и
благопристойно. Старая леди подчинилась этому акту вежливости со всем
достоинством, какое приличествовало столь важному и серьезному обряду, но
леди помоложе, не будучи в такой мере проникнуты суеверным почтением к
обряду или воображая, будто прелесть поцелуя увеличивается, если он
достается с некоторым трудом, визжали и сопротивлялись, разбегались по
углам, угрожали и возражали - словом, делали все, только не уходили из
комнаты до тех пор, пока некоторые из наименее предприимчивых джентльменов
не собрались было отступить, после чего молодые леди тотчас же нашли
бессмысленным сопротивляться дольше и любезно дали себя поцеловать.
Мистер Уинкль поцеловал молодую леди с черными глазками, мистер
Снодграсс поцеловал Эмили, а мистер Уэллер, не придавая особого значения
обряду, который требовал целовать, находясь под омелой, целовал Эмму и
других служанок, как только ему удавалось их поймать. Что касается бедных
родственников, то они целовали всех, не исключая даже самых некрасивых
молодых леди, гостивших в доме, которые в крайнем смущении бросились, сами
того не ведая, под омелу, как только она была повешена. Уордль стоял спиной
к камину, созерцая всю эту сцену с величайшим удовольствием, а жирный парень
не упустил случая присвоить и уплести без промедления особенно лакомый
мясной паштет, который был припасен для кого-то другого.
Затем визг затих, лица раскраснелись, кудри растрепались, и мистер
Пиквик, поцеловав, как упомянуто было выше, старую леди, стоял под омелой,
взирая с довольным лицом на все, что происходило вокруг, как вдруг молодая
леди с черными глазками, пошептавшись с другими молодыми леди, бросилась
вперед и, обвив шею мистера Пиквика, нежно поцеловала его в левую щеку, и не
успел мистер Пиквик хорошенько сообразить, в чем дело, как все молодые леди
его окружили, и каждая подарила его поцелуем.
Приятно было видеть в центре группы мистера Пиквика, которого тащили то
в одну сторону, то в другую и целовали в подбородок, в нос, в очки, и
приятно было слышать взрывы смеха, раздававшегося со всех сторон, но еще
приятнее было видеть, как мистер Пиквик, которому вскоре после этого
завязали глаза шелковым носовым платком, натыкался на стены, шарил по углам
и проходил через все таинства жмурок, получая величайшее удовольствие от
игры, пока, наконец, не поймал одного из бедных родственников, и тогда ему
самому пришлось убегать от жмурки, что он делал с легкостью и проворством,
вызывавшими восхищение и рукоплескания всех присутствующих. Бедные
родственники ловили тех, кому, по их мнению, это должно было понравиться, а
когда игра затягивалась, сами давали себя поймать. Когда всем надоели
жмурки, началась славная игра в "кусающего дракона" *, и когда пальцы были в
достаточной мере обожжены, а изюминки выловлены, все уселись возле очага,
где ярко пылали дрова, и подан был сытный ужин и огромная чаша уоселя,
чуть-чуть поменьше медного котла из прачечной; и в ней так аппетитно на вид
и так приятно для слуха шипели и пузырились горячие яблоки, что положительно
нельзя было устоять.
- Вот это поистине утеха! - сказал мистер Пиквик, поглядывая вокруг.
- Таков наш неизменный обычай, - отозвался мистер Уордль. - В сочельник
все садятся с нами за один стол, вот как сейчас, - слуги и все, кто
находится в доме. Здесь мы ждем, пока часы не пробьют полночь, возвещая
наступление рождества, и коротаем время, играя в фанты и рассказывая старые
истории. Трандль, мой мальчик, расшевелите хорошенько дрова в камине.
Лишь только пошевелили дрова, как посыпались мириады сверкающих искр.
Багровое пламя разлило яркий свет, который проник в самые дальние углы
комнаты, и отбросило веселый отблеск на все лица.
- Теперь затянем песню, рождественскую песню, - сказал Уордль. - Я вам
спою одну, если никто не предлагает лучшей.
- Браво! - воскликнул мистер Пиквик. - Налейте стаканы! - крикнул
Уордль. - Пройдет добрых два часа, раньше чем вы увидите дно этой чаши
сквозь темно-красный уосель. Наполните стаканы и слушайте!
Затем веселый старый джентльмен без дальнейших разговоров запел
приятным, звучным, сильным голосом:

РОЖДЕСТВЕНСКИЙ ГИМН



Что весна мне!
Пусть под ее крылом
Расцветают цветы в полях.
Но под утро холодом и дождем
Она все их развеет в прах.
Вероломный эльф не знает себя,
Не знает, что верен часок,
Улыбается он, навек губя
Беззащитный первый цветок.

Что мне солнце!
Пусть за тучи, в свой дом
В летний день идет отдыхать.
Мне и так легко, не стану о нем
Я скорбеть и к нему взывать.
Его сын любимый - жестокий бред
По следам горячки идет.


Коль сильна любовь, недолго согрет...


Это каждый - увы! - поймет.





Лунный свет порой осенних работ,
Пронизая ночную тень,
Мне милей и больше меня влечет,
Чем бесстыдный и яркий день.
Но увижу - лист на земле лежит,
И на сердце тоска легла.
Опадают листья - сердце щемит,
Разве осень тогда мила?



Я веселым святкам гимн пою.


Золотая пришла пора!


В честь ее я чашу налил свою
И тройным встречаю "ура".
Распахнем мы дверь принять Рождество,
Старика совсем оглушим.
Пока есть вино, потешим его
И друзьями простимся с ним.



Как всегда, он горд, и к чему скрывать


Загрубелую сеть рубцов!


Не позор они - их легко сыскать
На щеках лихих моряков.
И я славлю вновь, и песня звонка -
Пусть гудит и дом и земля, -


Этой ночью славлю я старика -
Четырех времен короля.

Этой песне бурно аплодировали, ибо друзья и слуги составляют чудесную
аудиторию, - в особенности бедные родственники были в подлинном экстазе.
Снова подбросили дров в камин и снова наполнили стаканы уоселем.
Надоело листать страницы? Зарегистрируйтесь и станет удобнее.

Нравится пост? Жми:


Похожие новости
Пост одного Деда МорозаНа Украине предложен договор об…Анекдоты новогодниеНовогодние приметыПро кота в сапоге (от Славы СЭ…
Все фото приколы и картинки »

РЕГИСТРАЦИЯ НА САЙТЕ ЗА 20 СЕКУНД
Меньше рекламы, добавление новостей, голосование, подарки...



1: 31 декабря 2009 10:30
 
Информация
Вы не можете оставлять комментарии к данной новости.

Загрузка. Пожалуйста, подождите...