Копипаст.ру - фото ню, юмор, фото приколы, бесплатные игры, демотиваторы, комиксы, девушка дня Фото приколы   Удивительное   Фото НЮ   Ещё »  

хочу только
эфир   блогород   недельник   лидеры   лучшие   архив   пopно  
Нас уже 74653. 
Подсчет онлайн...
сейчас
+ регистрация / вход

→ В НОВОМ

Рождество Христово

7 января 2010 в 15:43Блогиby ОгнеКот
8
рейтинг
3
коммент.

У евреев был обычай вести народные переписи по коленам, племенам и родам, всякое колено и род имели свои определенные города и праотеческие места, потому Преблагословенная Дева и праведный Иосиф, как происходившие от рода Давидова, должны были идти в Вифлеем (город Давида), чтобы внести и свои имена в список подданных кесаря. В Вифлееме они не нашли уже ни одного свободного места в городских гостиницах. В известняковой пещере, предназначенной для стойла, среди сена и соломы, разбросанных для корма и подстилки скоту, далеко от постоянного местожительства, среди чужих людей, в холодную зимнюю ночь, в обстановке, лишенной не только земного величия, но даже обыкновенного удобства - родился Богочеловек, Спаситель мира.
Рождество Христово
"Таинство странное вижду и преславное, - с удивлением воспевает Святая Церковь, - Небо - вертеп; Престол Херувимский - Деву; ясли - вместилище, в них же возлеже невместимый Христос Бог" (ирмос 9-й песни канона). Безболезненно родившая Богомладенца Пресвятая Дева, Сама, без посторонней помощи, "повит Его и положи в яслех" (Лк. 2).

Но среди полночной тишины, когда всё человечество объято было глубочайшим греховным сном, весть о Рождестве Спасителя мира услышали пастухи, бывшие на ночной страже у своего стада. Им предстал Ангел Господень и сказал: "Не бойтеся: се бо благовествую вам радость велию, яже будет всем людем, яко родися вам днесь Спаситель, Иже есть Христос Господь, во граде Давидове", и смиренные пастыри первые удостоились поклониться ради спасения людей Снисшедшему до "рабия зрака". Кроме ангельского благовестия вифлеемским пастырям, Рождество Христово чудесною звездою возвещено было волхвам "звездословцам", и в лице восточных мудрецов весь языческий мир, незримо для него самого - преклонил свои колена пред истинным Спасителем мира, Богочеловеком. Войдя в храмину, где был Младенец, волхвы - "падше поклонишася Ему, и отверзше сокровища своя, принссоша Ему дары: злато и ливан и смирну" ( Мф. 2, 11).

День Рождества Христова издревле причислен Церковью к великим двунадесятым праздникам, согласно с Божественным свидетельством Евангелия, изображающего празднуемое событие величайшим, всерадостнеишим и чудесным. "Се благовествую вам, - сказал Ангел вифлеемским пастырям, - радость велию, яже будет всем людем. Яко родися вам Спас, Иже есть Христос Господь, во граде Давидове. И се вам знамение: обрящете Младенца повита, лежаща в яслех. Тогда же внезапу бысть со Ангелом множество вой небесных, хвалящих Бога и глаголющих: слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение. Вси слышавший дивишася о глаголанных от пастырей о рождшемся Спасителе, и сами пастыри возвратишася, славяще и хваляще Бога о всех, яже слышаша и видеша" ( Лк. 2, 10 - 20). Так Рождество Христово, как событие высочайшее и чрезвычайное, сопровождалось дивной вестью пастырям и волхвам о всемирной радости для всех людей, "яко родися Спас", Ангельским славословием родившемуся Спасу, поклонением Ему пастырей и волхвов, благоговейным удивлением многих, слышавших слова пастырей о родившемся Отрочати, славою и хвалою Его от пастырей.

Согласно с Божественным свидетельством Евангелия, отцы Церкви в своих Богомудрых писаниях изображают праздник Рождества Христова величайшим, всемирным и радостнейшим, который служит началом и основанием для прочих праздников.
Источник: "Закон Божий" прот. Серафима Слободского


Что Рождество Христово принесло в мир?


Первый дар, принесенный христианством людям – это право прямого обращения к Богу, право обращаться к Богу на “Ты”… Нам кажется сегодня естественным, что религиозный человек молится к Богу. Но в до-христианском мире Богу молиться было нельзя. Молиться надо было Господу… В языческом богословии… высший бог недостижим, или бессилен, или вообще покоится в бездействии… Миром правят частные и многообразные “господа” – узурпаторы или “наместники”…

Если языческие народы позволяют себе обращаться к высшему небесному божеству только “как к последней надежде во времена самых страшных бедствий”, то христианам было даровано право повседневного общения с Ним. К Творцу галактик мы обращаемся с просьбой о ежедневном хлебе… К Владыке всех миров самая простая крестьянка может обращаться с ходатайством о том, чтобы Он (Абсолют!!! Тот, при мысли о Котором немеют философы!!!) помог ей собрать ее картошку…

Христианство увидело в Боге – Отца. Не холодный космический закон, а любящего Отца.

У людей должно быть право на несогласие


Христиане раздражали язычников своей самоуверенностью, парадоксами своей проповеди. Но главное – своим отказом чтить святыни других религий… И империя начала преследования христиан, требуя от них терпимости. Христиан ослепляли, требуя от них “широты взглядов”. Христиан запрещали, требуя: “запрещено запрещать! Не смейте своим адептам запрещать молиться нашим богам!”

Христиане же предложили различать терпимость идейную и терпимость гражданскую. У людей должно быть право на несогласие, на дискуссии, на резкую оценку противоположных взглядов. Но государству не следует вмешиваться в эти споры… “Не убивая врагов своей религии можно ее защищать, а умирая за нее. Если вы думаете служить ей, проливая кровь во имя ее, усиливая пытки, вы ошибаетесь. Ничто не должно быть так свободно, как исповедание веры” (Лактанций. Божественное установление. 5,20)…
Требование свободы совести – это дар, который христианские мученики принесли в жизнь людей.
Рождество Христово


Человек возвышается над миром


Христианство позволило людям иначе взглянуть на самих себя. Важнейшая перемена в человеческом самопонимании связана с тем, что христианство отказалось от одного, казалось бы, самоочевидного тезиса языческой философии. С точки зрения язычества человек – часть природы, “микрокосм”… Микрокосмос – это маленькая действующая модель вселенной…
Христианство смогло пойти наперекор очевидности. Византийские богословы возвестили, что человек скорее есть “макрокосм”, помещенный в “микрокосм”… Потому что, вбирая в себя все, что есть в мире, он несет в себе еще нечто, чего весь мир вместить не может и чего не имеет: образ Божий и Божественную благодать, благодатное Богосыновство, разум, личность, совесть…

Человек возвышается над миром потому, что не все в человеке объяснимо из законов того мироздания, в которое погружено наше тело и низшая психика. Не все в нас родом из мира сего. А потому не все имеет общую с ним судьбу.

Евангелие огласило права человека


Николай Бердяев в полемике с марксистами заметил, что лишь с точки зрения марксистов человек есть часть общества. Для христианина же общество есть частица человека, ибо в человеке и в самом деле многое определяется его социальным происхождением, статусом, социальным опытом. Но человек не сводится ко всем влияниям на него – ни из прошлого, ни из окружения…

Даже Герцен понимал, сколь обязана его либеральная философия христианству: “Лицо человека, потерянное в гражданских отношениях древнего мира, выросло до какой-то недосягаемой высоты, искупленное Словом Божиим. Личность христианина стала выше сборной личности города; ей открылось все бесконечное достоинство ее – Евангелие торжественно огласило права человека, и люди впервые услышали, что они такое…

Человек свободен


Евангельский призыв к покаянию возвещал, что человек освобожден от тождественности себе самому, своему окружению и своему прошлому. Не мое прошлое через настоящее железно определяет мое будущее, но мой сегодняшний выбор. Между моим прошлым и минутой моего нынешнего выбора есть зазор. И от моего выбора зависит – какая из причинно-следственных цепочек, тянущихся ко мне из прошлых времен, замкнется во мне сейчас. То, что было в моем прошлом, может остаться в нем, но я могу стать иным…

Если человек – часть природы, то он не может оценивать свое поведение по иным критериям, нежели природные. Но природные феномены не подлежат нравственному суду… Так родилось кантовское доказательство бытия Бога…Ничто в мире не может действовать свободно, а человек – может. Значит, человек есть нечто большее, чем мир… Человек свободен – а значит, бытие богаче, чем мир причинности; человек свободен – а значит, “морально необходимо признавать бытие Божие”.

Христианство вернуло людям небо


Христианство вернуло людям возможность любоваться небом, звездами, облаками и закатом.
В языческих религиях каждый природный феномен наделялся именем и биографией. А поскольку речь шла все же о природных феноменах, то персонажи этих мифов оказывались столь же вне-моральны, как и природные стихии. Они оказывались по ту сторону добра и зла… Если некий предмет был в мифологии связан с определенным божеством, значит, при встрече с этим предметом на ум неизбежно приходили воспоминания об этом боге и его деяниях.

Мы сейчас можем просто смотреть на закат и восход. Наши неверующие современники просто любуются зрелищем, и поэтическое чувство, близкое к религиозному, наполняет их сердца…Христианство сказало, что у звезд нет биографии. Как нет биографии у лампочки. Ни кровь, ни похоть не проступают с небес.

Христианство создало условия для рождения науки


Христианство создало необходимые условия для рождения науки. Научная астрономия возможна только при условии, если звезды перестали быть богами. Законы, описывающие падение камня на земле, должны быть приложены к движению звезд. Чтобы решиться на такое и не быть наказанным (подобно древнегреческому философу Анаксагору), нужно, чтобы общество и господствующая в нем религия согласилась в звездах видеть “камни”, а не души (или тела или глаза) богов…

Научная астрономия появляется там, где движение звезд описывается не на языке психологии, а на языке математики, то есть на языке, не знающем страстей – зависти, ревности, любви…
Только религия Логоса, ставшего Плотью, могла позволить на языке математики (языке идеальных чисел и форм) описывать процессы, происходящие в мире физическом (где не бывает ничего идеального)…

В эпоху Возрождения вновь магия, алхимия, оккультизм ворвались в область высокой культуры и стали считаться допустимыми способами миропонимания. В ответ Западная Церковь, пробужденная пощечиной Реформации, ответила “охотой на ведьм”, инквизицией и… поддержкой механистической картины мира. Научная картина мира была поддержана Церковью, остро нуждавшейся в союзнике для борьбы с общим врагом – оккультизмом…
Научная революция произошла в Западной Европе на рубеже XVI-XVII вв. Не в эпоху атеизма (XVIII), не в эпоху пренебрежения религиозными вопросами (XV), не в эпоху религиозной стабильности (XIII), а в эпоху Реформации и Контрреформации, в эпоху величайшего взлета религиозной напряженности в жизни христианской Европы родилась наука.

Урок эсхатологической этики


По мере вытеснения христианства из общественной, культурной, университетской жизни старые тени вновь начали сгущаться… Снова модно сливать все религии в одну, вовлекая христиан в языческие игры. Тревожнее всего то, что разговоры о религиозном плюрализме и терпимости вновь начинают вестись с такими стальными интонациями в голосе, что христиане ощущают себя на пороге новых гонений.

Это еще один урок христианства: умение жить, строить, работать, даже если знаешь, что твоя святыня будет разрушена. Это урок эсхатологической этики. Мы знаем, что однажды станем совсем чужими для мира официальной и массовой культуры. Знаем, что мраком застлан горизонт человеческой истории (имя этому мраку в христианском богословии – “царство антихриста”) Но это не повод для отчаяния.


Из книги диакона Андрея Кураева Дары и анафемы


Рождественская проповедь

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Мы празднуем в нощь сию рождениe в наш грешный, темный, порой страшный мир Живого Бога в образe Господа нашего Иисуса Христа.

С какой радостью с каким трепетом мы ожидаем рождения всякого младенца, с какой радостью мы говорим: «Человек родился в свет». Каждый из нас рождается из небытия, вступая из ничего в бытие сначала временное, а потом и вечное. И совершается это как торжество любви его отца и матери, торжество любви, которое вводит человека в жизнь с тем, чтобы из времени он перешел в вечность.

И вот Сын Божий рождается в нашу жизнь; но не от любви мужчины к женщине, Матери Своей к мужу, а от непостижимой любви Божией к нам, людям, и от неизмеримой веры, преданности, от изумительного послушания и любви к Богу Пресвятой, Пречистой Девы Марии. Как всякий младенец, вступающий в жизнь, Сын Божий, покоящийся в вечности и вступающий во время, вступает в него хрупким Младенцем, беззащитным, уязвимым; как всякий младенец, является как бы иконой, образом любви воплощенной, так и Сын Божий являет реальность Божественной любви и человеческого ответа на эту любовь.

Бог отдает Своего Сына - да, на земную жизнь, но также и на смерть! На смерть, которая Ему всем чужда, с которой у Него ничего общего нет, потому что смерть является плодом нашей отчужденности от Бога, смерть - это плод греха, мертвость души, которая за собой влечет и умирание тела. Воплощенный же Бог, Богочеловек Господь Иисус Христос и при рождении Своем уже бессмертен: и Он принимает смертность, желая во всем отождествиться с нами, людьми, быть с нами заодно, не отлучаясь ни от любви Божией, ни от единства с Ним, чтобы жить нашей жизнью, но жизнью очищенной, прозрачной ко всему светлому, и умереть нашей греховной смертью. Да! Он умирает нашей смертью, не Своей, потому что - как может Вечная Жизнь умереть?.. Но Он приобщается нам и умирает.

Рождество Христово

Но в Своем рождении Он к каждому из нас, так же как в древности к современным Ему людям, обращается с вопросом: Как отнесетесь вы к беззащитности любви? Как отнесетесь вы к невинности, к предельной уязвимости, к той любви, которая себя всецело, без колебания, отдает нам?

И мы знаем, как проходила эта ночь. Иосиф и Пречистая Дева стучались во всякую дверь в надежде на приют, чтобы Она могла под человеческим кровом родить Своего ребенка... Но каждая дверь перед ними закрывалась, потому что каждой семье было хорошо без них: не хотел никто чужого человека... И эти странники нашли себе приют в пещере, где были ясли для животных; и сами животные, которые, по слову Священного Писания, невинно страдают от человеческого греха, невинно принимали Христа.

Кто еще принимал Его? Ангелы Божии с трепетом и ужасом смотрели на то, как вечный Бог делается пленником времени, как Бессмертный делается добычей, жертвой наступающей смерти. Ангелы Божии поклонялись в ужасе Богу, ставшему человеком.

И волхвы - люди мудрые, люди ученые, которых сама мудрость и ученость привели к изумлению перед сотворенным миром и к открытию Живого Бога; знание, мудрость, искушенность в науке их привели ко Христу. Так и теперь, тысячи людей, изверившись в безбожии, изверившись во всем том, что только материально, только земное, отвергнув кумиров, требующих крови и жертв, обращаются к Живому Богу, таинственному, глубокому, мудрому, исполненному ласки и любви.

И пастухи пришли к этим яслям под руководством ангелов: люди простые, чистого, незатемненного сердца тоже узнали во Младенце, лежащем в яслях, Живого Бога, пришедшего в мир. «С нами Бог» назвал Его ангел, - они это познали.

Со вступлением Христа в мир весь мир стал иным; перестал этот мир стоять лицом к лицу - либо враждебно, либо с тоской - перед далеким, непостижимым, слишком для него великим Богом. С пришествием Христа Бог, ставший человеком, стал живой силой этого мира! И когда мы читаем учение Христа в Евангелии, когда читаем Его жизнь, Его слова, Его действия, да - мы понимаем, мы можем понять, что Христос является единственным человеком в полном смысле этого слова; потому что человек только тогда делается собой в полном смысле этого слова, когда он неразлучно, до самых глубин своих соединен с Богом, перерастает себя и делается богоподобным.

То, что Евангелие нам открывает о Христе, обращено и к верующему и к неверующему, потому что мы все, верующие и неверующее, в одно несомненно верим - в человека. И во Христе мы видим человека совершенного, мирного, победоносного, готового по любви Свою жизнь до конца истощить, отдать для других.

И это нам урок. Не сказал ли Он нам: «Пример Я вам даю, чтобы вы ему следовали»? А как мы живем? Христианская вера - не мировоззрение, а жизнь: надо жить по Евангелию, надо жить, как Евангелие нас учит; иначе каждое наше слово о вере является ложью! Не Христос ли нам сказал, что на суд придут люди, не исполнившие Евангелие, в которое они будто бы верили, и Он им скажет: «Отойдите от Меня, - Я вас не знаю!» И они скажут: Разве мы не молились в Твоих храмах? Разве мы не верили Тебе?.. И Он ответит им: Отойдите от Меня, говорившие Мне: Господи, Господи, но не исполнившие Мои заповеди, не последовавшие Моему примеру, не ставшие людьми - каждый из вас живым, достойным человеком!..

Вступим же теперь во время, когда это стало возможным и на Западе и на просторах нашей Родины, когда свобода дышать дана, когда вера имеет право себя провозглашать! Войдем в этот путь - подвига, не исповедуя Бога устами, не являя Его простой и порой пустой проповедью, но жизнью. Станем такими людьми, чтобы, глядя на нас, всякий мог задаться вопросом: чем он живет? Почему он так не похож на меня, тусклого, скучного, порабощенного?! Откуда у него эта свобода, это величие?! - чтобы всякий человек, ставя этот вопрос, обратился к нам и спросил: Во что же ты веришь? Где твое вдохновение? Откуда у тебя сила жить так, как ты живешь?.. И когда мы сами станем живым вопросом для людей, сможем мы дать ответ: Христос - моя сила, Бог и Господь! Аминь!


Рождественское послание Патриарха Кирилла

В светлый день Рождества Христова сердечно поздравляю вас с этим великим праздником.

На протяжении двух тысяч лет христиане всего мира с радостью и надеждой обращают мысленные взоры к событию, ставшему переломным в истории человечества. Современное летоисчисление, ведущее свое начало от Рождества и являющееся летоисчислением христианской эры, само по себе свидетельствует об исключительном значении пришествия Христа Спасителя.

Рождество Христово

Образом мира, некогда отступившего от своего Творца и ощутившего скорбь и мрак богооставленности была Вифлеемская пещера, где от холода зимней ночи укрывались животные. Однако светозарная ночь Рождества наполнила сиянием не только пещеру, давшую приют Пречистой Деве Марии, но и все творение, ибо через рождение Сына Божия всякий человек приходящий в мир, просвещается Светом истины, как о том свидетельствует Евангелист Иоанн (Ин. 1:9).

Кто-то может спросить: что означает Свет истины? Ответ на этот вопрос находим в том же Евангельском повествовании от Иоанна. Свет истины ─ это Сам Господь, Божественное Слово, Которое «стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины» (Ин. 1:14).

Через Рождение Спасителя люди обрели возможность иметь благодать и Истину (Ин. 1:17). Благодать есть Божественная сила, даруемая Богом человеку для спасения. Именно этой силой люди побеждают грех. Без благодати не победить зла, а значит и не победить всего того, что омрачает нашу жизнь.

Истина ─ фундаментальная ценность бытия. Если в основе жизни неправда, заблуждение, то жизнь не состоится. Конечно, внешне жизнь заблуждающегося человека может казаться вполне благополучной. Но это не означает, что заблуждение безобидно: рано или поздно оно проявит себя, в том числе и трагедией человеческих судеб.

Свет истины ─ это Божественный свет, это Божественная правда. Она неизменна и вечна и не зависит от того, принимаем мы ее или нет. Принятие человеком Божией правды определяет, в первую очередь, характер его отношений с другими людьми, способность, по слову апостола, носить «тяготы друг друга» (Гал. 6:2), то есть проявлять солидарность с ближними, соучаствуя и в радости, и в горе другого человека. «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин. 13:35), ─ говорит Господь. Однако эти вечные Божественные истины, которые только и способны преобразить нашу жизнь сегодня перестают быть идеалами. Они настойчиво вытесняются из сознания современного человека пропагандой моральной безответственности, эгоизма, потребительства, отрицания греха, как основной проблемы человеческого существования.

Именно подменой истинных ценностей ценностями ложными в основном и объясняется все возрастающее значение так называемого «человеческого фактора» в трагических событиях, уносящих сотни жизней. Этим же объясняются и кризисы, которые в масштабе всей планеты сотрясают экономику, политику, окружающую среду, семейную жизнь, отношения между поколениями и многое другое.

Значение празднования Рождества Христова состоит в том, что оно приближает к нам Спасителя, помогает отчетливее увидеть Его Лик, проникнуться Его благой вестью. Господь вновь и вновь таинственно рождается для нас во глубине наших душ, дабы мы «имели жизнь и имели с избытком» (Ин. 10:10). Событие Вифлеемской ночи входит в современную жизнь, помогает нам увидеть ее с иной, порой непривычной и неожиданной точки зрения. То, что казалось самым важным и огромным, вдруг предстает малозначительным и скоропреходящим, уступая место величию и красоте вечной Божественной истины.

И с особой силой звучат сегодня слова Спасителя: «Я с вами во все дни до скончания века» (Мф. 28:20). Эти слова даруют надежду, основанную на твердом убеждении, что какие бы искушения не постигали нас в этой жизни, Господь не оставит Своего наследия.

Минувший год в жизни Церкви нашей был отмечен многими важными событиями. Собравшийся в Москве в Храме Христа Спасителя Поместный Собор избрал после кончины Святейшего Патриарха Алексия II его преемника. Укрепляемый молитвой и поддержкой епископата, клира и многочисленной паствы, с упованием на волю Божию принял я выпавший мне жребий патриаршего служения. Совершая богослужения в Москве, в ряде российских епархий, а также на Украине, в Белоруссии и Азербайджане, я имел радость молитвенного общения с нашим благочестивым православным народом, с молодыми и пожилыми, с людьми среднего возраста и с детьми. Везде я мог видеть светлые лица людей, искреннее выражение глубокой веры. Это стало для меня сильнейшим духовным переживанием и зримым свидетельством единства Святой Руси, которая силой веры своего многонационального народа преодолевает социальные, имущественные, возрастные, этнические и прочие границы, сохраняя в условиях современных политических реалий свое духовное единство.

Это единство скрепляется единой Церковью, в которой Божественной благодатью преодолевается всё временное и преходящее. Здесь перед человеческим взором предстает подлинное величие непреходящих ценностей. Именно поэтому Божественная истина должна служить главным ориентиром для всякой человеческой деятельности, для развития и движения вперед.

Отрадно видеть, что все большее количество наших современников начинает осознавать свои духовные истоки, ценить свою религиозную и культурную традицию. И сегодня торжество праздника разделяют не только те верующие, которые прочно укоренены в Православии, но и те, кто только находится на пути к обретению спасительной веры и, может быть, впервые переступает порог храма, сердцем откликаясь на Евангельский призыв.

Молитвенно желаю вам, Преосвященные владыки, всечестные отцы, дорогие братья и сестры, обильных милостей от Родившегося в Вифлееме Богомладенца Христа, дабы благодатью Божией умножилась ваша радость, уврачевались болезни и утешились скорби. Да будет свет Вифлеемской звезды путеводным для каждого из нас и да благословит Господь труды на ниве благоустроения жизни Церкви, государств, в которых мы живем, и наших обществ, и да одарит всех нас неотступным пребыванием в Евангельской Истине.

+ КИРИЛЛ, ПАТРИАРХ МОСКОВСКИЙ И ВСЕЯ РУСИ

Рождество Христово 2009/2010 года


Рождественский дневник: записи епископа

«Ратника убити»

Стоишь за службой, а многое проходит незаметно. Как часы тикают и не замечаешь этого. А то вдруг иногда точно часы «забьют» – и очнешься. Вдруг иное слово или отдельная мысль останутся в сердце.

Вот ныне (22 декабря), слышу, прочитал чтец: «Ратника убити грядет Христос, «Царь мира» (первая песнь канона). Ратник, вооруженный противник – это диавол. И снова пошли мысли: как часто, настойчиво, с исключительною силою, с особым вниманием Церковь говорит о диаволе. И очевидно становится, что главное, основное зло она видит даже не во грехах, а в том, кто за ними стоит дальше: в искусителе, враге Божьем, а из-за этого – и во враге человеческом.

Вот и снова слышу: «Обуревает зима сопротивных помышлений смиренное сердце мое лукавых духов наветами: Боголюбивая Владычице! Укроти сию ходатайством Твоим» (Богородичен, шестая песнь первого канона).

И вообще – постоянно! Что же это значит? Очевидно, несомненно: здесь главный враг! И в таком случае открывается и главная цель пришествия Господа: освободить мир от державы диавольской.

Не научить лишь вере, не показать пример святости только, и даже (примите во внимание) не простить лишь нам грехи, – а вырвать самый корень зла: уничтожить силу диавола, разрушить его царство. Вот смысл всего искупительного дела Христова. И начинается это с Воплощения. Все прочее – последует ему.

Как это далеко от обычных воззрений интеллигентных людей на религию, в особенности на христианство! А некоторые (увы, даже почитающие себя христианами) совсем не веруют в бытие злых духов. Другие же, если и веруют, то не думают об этом, как о предмете будто бы маловажном и побочном в христианском воззрении и жизни. Даже и мы, по – настоящему верующие, и то не придаем надлежаще-страшного значения этому вопросу. Не правда ли?

Рождество Христово

Между тем, жития святых переполнены борьбою диавола с ними. И Церковь, зная эту истину точно, и, зная, что здесь – главный враг, постоянно напоминает об этом.

Иоанн Богослов прямо говорит: Для сего-mo и явился Сын Божий, чтобы разрушить дела диавола (1 Ин. 3, 8), врага Божия. А если он главный враг, то кто может избавить от его силы, кроме Сильнейшего Бога?

Потому апостол Иоанн и говорит христианам: Дети! Вы от Бога, и победили лжепророков, ибо Тот, кто в вас, больше него, кто в мире (1 Ин. 4, 4), сильнее диавола. Потому подвижники и призывают постоянно имя Иисуса Христа как Спасителя и Победителя «горькаго царства», потому и крестное знамение совершают на себе, потому и вообще молятся: одни – беспомощны!

Теперь мне стало понятно и имя, пророчески данное пророком Исаией родившемуся у него сыну: «скоро плени, нагло (стремительно) расхити». И дальше приводятся слова славного рождественского гимна, коим «открываются» песнопения на всенощной под Рождество:

«С нами Бог!» (по – еврейски «Еммануил»). Очевидно, то страшное имя, данное Исаией, носится ко Христу. Что же оно означает? О каком «плене» и «разграблении», и о какой добыче пророчествуется?

Несомненно – о разрушении державы диавола Еммануилом, об отобрании плененных им душ, о возвращении награбленной им добычи– мира. И Сам Господь говорит о Себе, как о пришедшем «связать сильнаг «войти в дом его» и «расхитить его вещи» (Мф. 12, 29). Апостол Павел также объясняет, что Господь нисходил в првисподния места земли и пленил плен – ясно, диавола, пленившего прежде человечество (Еф. 4, 8-9). !4 дал дары геловекаи (там же, из псалма 67, 19). Плененная добыча потом раздается Вождем Своим воинам: то есть Господь, победив диавола, отдал его самого во власть людям. Так иногда и дети господствуют и даже глумятся над пленниками, уже беспомощными.

Однако этот «пленник» опасен и доселе, если «дети» (люди) понадеются лишь на свою силу, а не на стоящих за ними старших (святых) и самого Царя (Господа). И об этом знают жития святых. И лучше всех знает Церковь.

Вот какого врага пришел победить Еммануил – «С нами Бог!» Наше дело – продолжить борьбу с разбитым уже неприятелем – но силою Его же, Еммануила.

Легче исповедоваться

Ныне у меня исповедовался один из братии. И я почувствовал в душе, что ныне, в большой праздник Господь особенно охотно и милосердно прощает грехи. Как бы сказать: легче, чем в другие дни. А потому и исповедоваться легче. Не требуется такого сокрушения, как в обычные дни, а больше – веры в милосердие Божие. И основания к сему (помимо живого ощущения) таковы. Праздники – дни особенно важные в деле спасения; спасение же заключается в конце концов в помиловании, в прощении грехов по благодати; но в дни двунадесятых праздников даруется особенная милость; «не по заслугам», – говорит святой Иоанн Лествичник. Больше всего это чувствуется на Пасху, в меньшей – во все праздники.

Лучший страж!

Стою на правиле, вспоминаю переживаемые восторги. Но сердце не позволяет более напрягать себя: сил нет. И не должно! Все же нужно помнить о своей духовной бедноте. И это покаянно-мирное сокрушение– лучший страж души, предохраняющий ее и от лукавого, и от возможных неправильных уклонов. Да! Восторги – это уже небесные гости. А наше земное дело «в поте лица» зарабатывать хотя бы «хлеб насущный». А приглашенными быть к Царской трапезе – не от нас зависит. Да! Покаяние (тихое) – лучший «дар» наш. Спокойнее с ним становится. Много спокойнее. И безопаснее!

Это точно известно мне не только по опыту, но и из Святых Отцов.

Рождество Христово

«Немощныя дерзости»

Меня не раз занимал вопрос почему при учреждении христианства, и целых триста лет, нужны были и оказались прежде всего мученики. Преподобные пришли после.

И теперь вот, перед Рождеством, все память мучеников, мучениц, преподобномучениц (и мало преподобных, 23 декабря святой Нифонт, например). После Рождества Христова же (27 сентября) первомучеиик архидиакон Стефан. 28 декабря – двадцать тысяч (в один день!) сожженных в Никомидии (302 год). 29 декабря – четырнадцать тысяч младенцев, Иродом убиенных, и так далее, и так далее.

Точно драгоценное ожерелье из самоцветных камней на иконе Рождества Господа. Или как ближайшая царская свита при Царе.

И самый главный ответ теперь мне ясен: война, поднятая Еммануилом против диавола, принята была потом на свои плечи Его воинами – христианами и христианками. На них и ополчился со всею злобою и коварством «князь мира», сатана. Но они побеждали его силою Христа Господа, пока не разрушили его царства до конца: христианство объявлено было религиею сначала дозволенною, а потом и господствующею.

Потому и поется им в общем тропаре: «ииуще бо крепость Твою», Господи, «мучителей низложиша, сокрушиша и демонов немощныя дерзости». Вот где был самый основной фронт их борьбы. Они, демоны, злобствовали, «дерзали» против воинов Христовых, но их злоба оказалась лишь «безсильной дерзостью».

Между прочим: обычно на иконах мученики изображаются с крестом или пальмою (или и с тем, и другим). Крест – символ победы Христа над адом; пальма тоже символ победы. А так как с пальмами встречали и Господа при входе в Иерусалим как «Победителя ... горькаго царства» смерти и ада, то становится еще более очевидною связь, что мученики – продолжатели «Грядущаго» на борьбу и победу над диаволом. Но тогда уже был последний решительный момент борьбы. А теперь, на Рождество, пророчески предсказывается она событиями: смертью четырнадцати тысяч младенцев, после – архидиакона Стефана и так далее.

И нам нужно знать, что для христианина главная борьба – с «разбитым неприятелем», бесами... Ax! Как часто мы это забываем. И ... попадаемся в сети.

А последняя борьба встретит нас на мытарствах. Господи, помоги нам избавиться от сетей вражьих: «да не когда режет враг мой: укрепихся на него!» (молитва перед сном). Нужно молиться. Молиться, да не внидете в напасть, – сказал Сам Господь (Мф. 26, 41). А я мало молюсь. И главное: легко, поверхностно, сухо... И лишь иногда иначе...

Молюсь

Пришел ныне утром на полунощницу и зачитало ее. И вдруг мысль: вот я молюсь сейчас. Боже Мой! Как же это прекрасно и важно! Ведь я же «в уши» Господу говорю. Его, воистину Его, прошу. С Ним беседую. К Нему припадаю. Его умоляю. Так разве же Он, Всемогущий, не в силах исполнить моей просьбы?! (Доброй, конечно, и нужной).

Вот говорю: «Помилуй нас». Меня помилуй. Он слышит это. «Приклоняет ухо Свое» (Пс. 114, 2). Внимает моему желанию и молению.

Так разве это может остаться совершенно бесплодным? Никак! Уже самая молитва содержит в себе же самой и исполнение ее: искренно молиться – значит уже получать. И это радовало душу. А уж не говорю, как это неизмеримо ценно!

Вот и другая невеста Христова

Ныне память святой Анастасии Узорешительницы. Вчера – дева Иулиания, ныне Анастасия, дева в браке (она не хотела жить с мужем язычником брачно). И эта невеста, как и вчерашняя, говорит мучителям на допросе: «Люблю мучения за Возлюбленного Христа».

«Ищу Господа», – поет вместе с нею Церковь (третий тропарь третьей песни второго канона).

«Жених Церковный»

Вот опять услышал это слово (и пел) на «Царских часах» (третий тропарь на девятом часе).

И вспомнилось мне об обручении Христа с Церковью на праздник Обрезания. Несомненно, эта мысль верная, ибо церковная. Да и в тропаре мученикам поется: «Агница Твоя, Иисусе, (имярек) зовет Ти велиим гласом: Тебе, Женише мой, люблю; и Тебе ищущи, страдальгествую... И умираю за Тя, да и живу с Тобою».

А эти образы взяты из книги Песни Песней (гл. 3, 1-4); из-за того, что в сей книге заключаются такие яркие прообразы пламенной любви души к Богу, она и внесена в канон священных книг.

Образ в образах

Не знаю, насколько это верно, но пришла ныне на службе такая мысль: сколько Церковь всюду видит прообразов Спасителя! Даже там, где говорится о каком-либо историческом лице или событии, где все объясняется «естественно-исторически», Церковь зрит таинственный смысл о Господе. В чем же основание к этой связи?

Ныне пришла такая мысль. Господь воплотился, сделался человеком– таким же, как и все, – кроме греха. И Адам был ведь в раю сначала без греха, но пал. А Господь-Человек, Новый Адам, пришел без греха и показал, что можно бы ему, ветхому Адаму, и не падать, ибо и Новый Адам во всем был человеком. И следовательно, жизнь в нас всех общая, подобная. И уже потому ничего нет худого в подобных сближениях. Но есть и другой, более глубокий смысл: во всяком человеке все хорошее не принадлежит ему самому, а соединено тончайшими нитями со Христом.

Как? Ведь люди созданы по образу Божию; а образ Божий, образ Отца есть Христос Сын Божий. А что такое «образ»? Это не мертвый слепок, не безжизненна я фотография, а нечто большее, живущее в отображающем. Сын Божий есть Образ Отца. Это значит, что Отец живет в Сыне. Видевый Мене, виде Отца (Ин. 14, 9). Аз и Отец едино (Ин. 10, 30). Отец во Мне, и Я в Нем (Ин. 10, 37).

А отсюда заключать будем дальше: если люди созданы по образу Образа, то Сей образ, Сын Божий, живет в них. И все светлое есть отображение Его в человеке. А так как вполне, «телесно», проявившийся в человеческом лике (иконе, образе) есть Сын Божий воплотившийся, то отсюда нужно сделать вывод такой: то, что в Ветхом Завете в каждом человеке Божьего было сокрыто, то открылось явно в Богочеловеке Христе. Тогда уже прообразы будут совершенно естественно иметь связь с Образом. Или еще лучше сказать: в Новом Завете явился Тот же Самый Христос – Образ Божий, Который жил в людях и в Ветхом Завете.

32

Ведь Апостол Павел говорит про себя: уже не я живу, но живет во мне Христос (Гал. 2, 20). А сокровенно это было и в ветхозаветных праведниках или событиях. Разница лишь в том, что в Новом Завете это явилось открыто — сама «Истина» пришла, а в Ветхом Завете это было «тенью», как и поется: «Прейде сень законная, благодати пришедшей» (догматик второго гласа). Или еще: «Сень мимотече: истина Божия».

Ведь и сила чудотворной иконы (самая, следовательно, суть ее) совсем не заключается во внешнем сходстве с изображенным ликом, а в той силе, какую Изображенный — Сам ли Господь или по данной от Него благодати святые — сообщают изображению. И выходит, что в иконе присутствует Сам Изображенный. Потому мы смотрим на иконы и обращаемся к изображенным как к живым: «Пресвятая Богородице! Отче Николае!» и так далее.

А ныне из жития святого Нифонта читалось на трапезе, как Ангел Хранитель плакал о порученном ему человеке, который грешил в то время с блудницею в доме. Спрошенный, почему он плачет, Ангел ответил: «Ведь в нем (блуднике) Образ Божий!»

Ангельская песнь

Мы все знаем ее. Но понимаем иногда по-разному частности ее. Например, в одной проповеди (у Саруги) я прочитал такое объяснение (кратко): слава Богу в Небе, на земле мир, в людях — надежда и так далее. Но лучше всего принимать нам церковное объяснение. А его я ныне опять услышал в песнопении, и потому выпишу.

«Вместо мира» принесем «от душевных сокровищ» пение: «с Вышних слава Богу, сущему в Троице, Егоже ради в человецех благоволение явися, Адама избавляя первородныя клятвы, яко Человеколюбец» (первый тропарь на шестом часе Царских часов).

Не совсем ясно. Переведу вторую половину (с «егоже ради»): за то, что в людях явилось (Само) Благоволение (то есть Сын Божий Примиритель, на Немже Мое — Отца — благоволение»), избавляющее, по Своему (яко) Человеколюбию, Адама от первородныя клятвы.. Можно несколько иначе перевести, но суть останется одна и та же, а именно: все совершается Пресвятою Троицею

(Ей и слава на Небе — от Ангелов и людей)

Посредником — Человеколюбцем Христом, Сыном Божиим. Ради Него возвращается к падшему миру

«благоволение» Троицы (здесь суть дела) и снимается проклятие.

Следовательно, Церковь истолковала Ангельскую песнь в искупительном смысле возвращения потерянного прежде благоволения Божия.

Но это благоволение собственно почило на Воплотившемс

я Господе, а уже через Него перешло и на «сродников» Его по плоти, клятву с коих Он перенес на Себя и пострадал за нее.

Итак, «совет» о спасении мира в Святой Троице, явление Воплотившегося Сына, на Коем — благоволение, а через Него возвращается благоволение и к людям. Посему в душах их и во всем мере — мир как примирение с Богом, мир как братская любовь, мир как умиренное настроение души.

Этот смысл можно усматривать и в других песнопениях.

«Присвоимся благодатию»

И это место запало в душу. Господь, говорится в службе, пришел к «Своим>, то есть к иудеям. А мы «присвоимся» Ему благодатию Святого духа в таинстве Крещения и в других таинствах, и всею благодатною жизнью. После я посмотрел этот тропарь (22 декабря, первый тропарь шестой песни первого канона) и увидел продолжение: «и добродетель»; значит, и это усваивает нас Христу. Но по общему святоотеческому (и преподобного Серафима) ~~ толкованию добродетели не только совершаются благодатию Святого Духа, но, главное, являются путем к обитанию ее в нас («если будете исполнять заповеди, то Мы придем и обитель в душе сотворим» (См. Ин 14, 23); а благодать уже сочетавает со Христом и образует душу по образу Христа. Но Боже, Боже! Как современный мир далек от всего этого! Благодать, Спаситель от ада, Разрушитель клятвы, благоволение Пресвятой Троицы, добродетель... Это — здесь. Политика, материальная культура, танцы, литературные вечера со смехом... Это — там. Мир раскололся. Христианство «выживается» из жизни.

Несомненно было



А ведь все, чем мы живем, есть несомненно: ибо несомненно было исторически — очевидно было. Было! Это пережито было мною за службой. Ясно, ~зрительно», неопровержимо! И это всегда помогает укрепляться вере. И радует. Все это, следовательно, и есть. Уже я теперь вот позабыл о поводе, вызвавшем такое переживание, очень ясное. Но хорошо и живо сохранилось оно в душе моей. И стало мне понятно, почему даже святой Тихон Задонский|г счел нужным в одной из своих проповедей говорить об очевидности явления Сына Божия во плоти. Выпишу это сюда. «Благословен Бог, Который пришел грешников спасти и погибших взыскать. Открыли нам сие сокровище спасения очевидцы, которые видели Его, и слышали Его, и беседовали с Ним, и жили, и общались с Ним, и освязали Его, и пили и ели с Ним, и пребыли в напасти с Ним... Истину сию те самовидцы и достоверные свидетели не только словом и чудесами и разными знамениями, но кровию своею, и различным страданием, смертию своею утвердить не усумнились».

«Размышляй о сем, брат христианин, в сем поучайся, в сем стой, мужайся, крепись; и хульникам, и безбожникам, которых уже не мало является, заграждай уста; и молись, — да Бога, явльшагося во плоти нас ради, не видяще, всем сердцем возлюбим (1 Пет. 1, 8-9)».

В середине дня я читал очередную главу из Божественной книги Деяний. Поразительная очевидность! То есть абсолютная несомненность бывшего. Это — исторический документ. Церковный дневник первых дней христианства.

Кто хочет видеть Церковь Христианскую — пусть читает Деяния. И у него, я уверен, не останется никакого сомнения, что все это несомненно было.

А следовательно, и есть.

А следовательно, это все Сама Истина.

А следовательно, Истиною и нужно жить.

А следовательно, все остальное в мире важно и ценно лишь постольку, поскольку согласно с сею Божественною Истиною, принесенною Воплотившимся.

Молва предпраздничная

Заметил я, что предпраздничная забота о надвигающемся празднике много ослабляет душу, рассеивает благодать.

В частности, даже написание поздравительных писем выводит душу из того состояния, в кое вводит ее Церковь подготовительным богослужением, постом, говением. Даже вот эти записки и то как-то мешают, отвлекая от главнейшего: от молитвы и собранности души. А это вредит более углубленному восприятию праздничной благодати. Недаром же святой Исихий Иерусалимский'з пишет: «Емлемся (возьмемся) убо за молитву и смирение, сии два оружия, коими, совокупно с трезвением, как мечем огненным, ополчаются мысленные воители против демонов. Если так будем вести жизнь свою, то каждый день и час можем таинственно радостный имеешь праздник в сердце».

И наоборот, если сердце занято молвою (противоположной трезвению), то и в праздники душа останется буднично-пустою от благодати.



История рождественской открытки


Пока снег тихо шуршит за окном, елочные гирлянды отражаются в темных стеклах, а ощущение праздника нас еще не покинуло, у нас остается шанс поздравить тех, кого не успели или о ком забыли в предпраздничной суете. Конечно, можно просто поднять трубку телефона, набрать номер и выдать поздравления или же попросту сослаться на нехватку времени. Благодаря новым технологиям, можно даже отправить виртуальную открытку, благо их сейчас в сети великое множество - одна оригинальнее другой. Но никакая умная техника не заменит рождественские или новогодние открытки, исписанные искренними поздравлениями в тихом свете настольной лампы...

Рождество Христово

Еще совсем недавно перед каждым праздником появлялось великое множество почтовых открыток. А уж на Новый год чего только не рисовали на открытках: мультяшных зверюшек, Дедов Морозов, красивые елки и украшения. Народ скупал их пачками и вечерами подписывал многочисленным родственникам, друзьям и знакомым. Постепенно эта добрая традиция стала исчезать. Мало кто сейчас подписывает друг другу открытки - проще купить с уже готовым текстом.

Но как приятно было бы получить новогоднюю или рождественскую открытку с ангелочками и витиеватой надписью типа грибоедовской: "А вечерком кабы свидеться у меня и распить вместе бутылку шампанского, так и было бы совершенно премудро..." Разве такое скажешь по телефону?! Как хорошо, что мы все-таки сохранили привычку посылать друг другу поздравительные открытки! Правда, делаем мы это реже, но перед Новым годом, а теперь и перед Рождеством все-таки торопимся выбрать самые красочные, самые яркие почтовые карточки и с удовольствием пишем слова, которые не сказали бы при встрече.

сторону факсы, телефоны, электронную почту!.. Долой заученные фразы, дежурные обороты!.. "Вы мне писали? Не отпирайтесь!" Барышни в старину заводили специальные альбомчики в бархатных обложках и бережно хранили в них маленькие кусочки картона с добрыми пожеланиями. Спасибо этим барышням.

Превратившись в наших прабабушек, они сохранили для нас наивную память о прошлом. Холодными зимними вечерами, под завывание вьюги, при зыбком свете оплавленной восковой свечи писались строки, которые и по нынешнюю пору дышат домашним теплом и уютом. Прародительницами рождественских открыток можно назвать маленькие гравюрки с трогательными религиозными сюжетами, которые средневековые монахи продавали прихожанам и паломникам. Зажиточные купцы охотно скупали благочестивые картинки, чтобы украсить ими дом или подарить родне на Рождество или на Пасху. Тогда их не посылали почтой, а вручали лично в руки.

Первая настоящая рождественская открытка появилась в Англии в 1794 году. Художник, нарисовавший ее, увековечил свое имя в веках. Англичанин Добсон на поздравлении своему другу с праздником нарисовал семейную сценку вокруг елки и зимний пейзаж. Другу это понравилось, и на следующий год вдохновленный успехом Добсон отлитографировал несколько дюжин подобных карточек и разослал их всем своим знакомым в виде рождественского подарка. Собственно с этого события и началось хождение открытки в народ. К сожалению, самые первые рождественские и новогодние открытки не уцелели.

В той же Англии разыскали почтовую карточку, датированную 1843 годом, а потом нашли еще несколько подобных. Когда-то их рассылал всем своим многочисленным знакомым Генри Коул, водивший дружбу с принцем Альбертом, супругом королевы Виктории. Будучи человеком слишком занятым, чтобы письменно поздравить всех своих многочисленных друзей, он попросил художника Джона Кэлкотта Хосли нарисовать его семью за рождественским столом. На рисунке все поднимали бокалы за здоровье отсутствующих друзей. Неиспользованные открытки были распроданы всем желающим.

Буквально за несколько лет такой способ поздравления получил широкое распространение. В 1862 году большим тиражом была отпечатана первая серия рождественских открыток, и все они мгновенно нашли своих покупателей. К 1880 году по почте рассылалось более 11,5 миллиона подобных отправлений. Почтовые работники были вынуждены напоминать поздравляющим: "Не откладывайте отправку открыток до самого Рождества".

Первоначально на открытках чаще всего изображались Иисус Христос в яслях или летящий ангел со звездой в руках. Затем в их оформлении стали использоваться мотивы старых традиционных для Британии рождественских обычаев: малиновка, ветки вечной зелени (падуб, плющ, омела), веточка вереска, перевитая тарталановыми лентами (национальный символ Шотландии). Позже на открытках появились изображения Санта-Клауса и произвольные композиции из цветов, веток и елочных украшений.

Во второй половине XIX века поздравительные открытки появились и в России. Предприимчивые купцы покупали и привозили только такие, где был один рисунок без надписи, а потом уже сами писали на русском. На рождественских открытках снег был совсем как настоящий, его делали из борной кислоты. Иногда на открытках был один только контур рисунка, остальное закрашивалось самостоятельно. Так как это было довольно хлопотное занятие, то и стоили открытки недешево. Но это нисколько не мешало их популярности! Ими украшали интерьер, вставляли в специальные альбомы или наклеивали на шкатулки с украшениями. Однако все это вовсе не означало, что до привоза в Россию открыток русские люди вообще обходились без поздравлений. Просто для этих нужд существовали специальные карточки, вроде визиток, с цветочным орнаментом и единственной надписью: "Поздравляю!" на все случаи жизни.

Чуть более 100 лет назад в России появились свои почтовые иллюстрированные карточки. В нашей стране их производство было налажено в 1898 году; первые отечественные открытые письма были посвящены Рождеству и Пасхе. Но как только Россия обзавелась собственными открытками и стала продавать их в большом количестве, как тут же появились конкуренты. Самым крупным стала Германия, она "взорвала" открыточный рынок, наводнив его своей дешевой продукцией.

Большинство германских открыток делалось фотоспособом, и сюжеты были очень похожи: томные барышни поздравляли с праздником. Появлялись на открытках и Деды Морозы, но и в очках, больше походившие то ли на поварят, то ли на учителей гимназий. "Влияние запада" решили сбить русские художники: Николай Рерих, Иван Билибин, Константин Маковасов, Леонид Бакст, Александр Бенц и многие другие. На открытках появились русские тройки, снежные зимы, детишки с колядками, заметенные пургой деревеньки, реки, скованные льдом, купола храмов.

Очень часто на открытках присутствовали рождественская елка или еловые ветки. Зелень этого дерева - символ Рождества, вечно обновляющейся жизни. Дореволюционные открытки отражали обычай славления Христа в день Его Рождества. Обычно этим занимались дети, ходившие по улицам и домам с вертепом или звездой, которая ассоциировалась со звездой Вифлеемской. С грохотом революции попало в немилость Рождество. Новогодние и рождественские открытки были упразднены как "буржуазный пережиток". Слова "С Рождеством и Новым годом" исчезли из лексики печатных изданий.


Праздник Рождества Христова было решено преобразовать в "комсомольское Рождество", где елке места уже не было. А вскоре, после 1923 г., и вовсе началось изгнание Рождества из России. В одном из циркуляров антирождественской кампании говорилось, что "бытовая обстановка рождественского праздника вредно действует на здоровье и воспитание детей: святочные рассказы с чертовщиной; дым и газ от елки; пьяные крики гостей..."

Елке была объявлена беспощадная война. При этом ее почему-то обозвали "поповской", хотя до революции именно церковь боролась с елкой как с отголоском языческих обрядов. Детский журнал "Чиж" призывал детвору включиться в эту борьбу: "Теперь все мы должны бороться против елки!" Кампанию по дискредитации новогодних праздников подхватил и журнал "Юный натуралист".

Под лозунгом "Все на борьбу с религиозным дурманом!" новогодний праздник решили извести под корень. Вот одна из стихотворных агиток тех лет: Скоро будет рождество - Гадкий праздник буржуазный, Связан испокон веков С ним обычай безобразный: В лес придет капиталист, Косный, верный предрассудку, Елку срубит топором, Отпустивши злую шутку... Словом, все оказались при деле, никто не отлынивал: центральные газеты клеймили взрослых, детские журналы призывали молодое поколение искоренить глупые мечтания о новогодней сказке. Новогодний праздник вместе с елочкой, следуя классическим правилам конспирации, ушел в подполье.

На пути открыток встали худсоветы. Хотя в первое время художникам удавалось усыпить бдительность авторитетов от революции. Хорошо это удавалось художнице Елизавете Бем. Она рисовала детские сюжеты и писала на открытке пословицы, которые косвенно намекали на рождественские и новогодние праздники. Вскоре был прекращен выпуск новогодних открыток, остались в прошлом веселые рождественские и новогодние праздники и гуляния. Населению Советской России предлагалось лишь упорно трудиться, а если и праздновать, то только новые даты. Новая власть решила подстроиться под старые традиции и выпустить поздравления с "Первым годом Октябрьской революции", затем "Вторым…", но что-то спроса эти открытки не имели. В 1923 году Рождество репрессируют: "…Новолетие считать с 7 ноября, а летоисчисление вести с 1917 года, который считать 1-м годом коммуны". Так что прошедший год мог быть для нас всего 88-м. На почту были "спущены" свои циркуляры. Они предписывали правила заполнения поздравительных открыток. Все должно быть строго по-революционному, никаких "сю-сю", никаких "милая Виктория Львовна" или того пуще - "папенька и маменька".

Однако люди не растерялись и стали посылать поздравления на открытках с репродукциями полотен художников и видами городов. Это продолжалось почти до самого окончания Великой Отечественной войны. Как ни странно, возвращением елки мы обязаны Сталину. Н. С. Хрущев писал в своих воспоминаниях, как П. П. Постышев поднял перед Сталиным вопрос: "Товарищ Сталин, вот была бы хорошая традиция, и народу понравилась, детям тоже принесла бы радость - рождественская елка. Мы это сейчас обсуждаем. А не вернуть ли детям елку?" Сталин поддержал его: "Возьмите на себя инициативу, выступите в печати с предложением вернуть детям елку, а мы поддержим". Разговор происходил в 1935 г., когда Сталин уже произнес знаменитое: "Жить стало лучше, жить стало веселее!" Видимо, эта "повеселевшая" жизнь и помогла елке. Восьмиконечную Вифлеемскую звезду, устанавливавшуюся раньше на верхушке "рождественского дерева", заменила пятиконечная - такая же, как на кремлевских башнях. В декабре 1944 года в страну из-за рубежа хлынул поток великолепных новогодних открыток - солдаты и офицеры посылали их родным из освобожденных от фашизма стран Европы. В Москве решили противопоставить "пошлой" буржуазной продукции что-то свое.

На первых советских новогодних открытках изображались счастливые мамы с ребятишками и башни Кремля. Бумага, на которой открытки печатались, была тонкой, краски - блеклыми, но люди радовались и этому. Через несколько лет на открытках появились Дед Мороз и Снегурочка. В 80-е и 90-е годы отечественные поздравительные открытки по своему качеству приблизились к дореволюционному российскому и нынешнему европейскому уровню.

Если на российских рождественских и новогодних открытых письмах чаще всего изображается Дед Мороз, едущий в санях, запряженных лошадьми или оленями, спешащий к нам на всех видах транспорта, в том числе и на космическом корабле, лихо бегущий на лыжах или играющий в хоккей, то за рубежом предпочитают другие сюжеты. В Германии на почтовых карточках помещают композиции со свечами, подковами, колокольчиками, сладостями, причем размеры их (карточек) колеблются от крохотных, размером с карманную записную книжку, до больших, сравнимых с тетрадным листом.

На открытках скандинавских стран часто встречаются веселые и добрые гномы. В Швеции отдают предпочтение детским рисункам, работам в технике аппликации, фотографиям. Забавную открытку можно встретить в Эфиопии: Санта-Клаус - негр с черной бородой и в сером халате, сидящий в повозке, которая запряжена мулами. Шутейное дело - открытка. Но, как оказалось, и этот маленький кусочек картона - часть нашей жизни. Сегодня у нас есть повод вспомнить прошлое. Десять лет назад возродился выпуск рождественских открыток. Так что лети с приветом!
Рождество Христово

Надоело листать страницы? Зарегистрируйтесь и станет удобнее.

Нравится пост? Жми:


Похожие новости
Любопытные факты о нашей планет…Даккар,3й этапРОЖДЕСТВЕНСКОЕ ПОСЛАНИЕ Святейш…Резиновые подруги для одиноких …Классификация мусчин (если вери…
Все фото приколы и картинки »

РЕГИСТРАЦИЯ НА САЙТЕ ЗА 20 СЕКУНД
Меньше рекламы, добавление новостей, голосование, подарки...



1: 7 января 2010 15:44
 
А я не буду изобретать велик и скажу просто: С рождеством loveshower

2: 7 января 2010 16:44
 
Толпа церковников жадна:
Привыкнув грабить издавна,
Живя бессовестным обманом,
Церковник ловко лжет мирянам.


Незнание естественных причин заставило человека создать богов; обман превратил их во что-то грозное


У кого есть наука, тот не нуждается в религии

3: 9 января 2010 19:14
 
пост интересный ,жаль мало иллюстраций по теме
Информация
Вы не можете оставлять комментарии к данной новости.

Загрузка. Пожалуйста, подождите...