Копипаст.ру - фото ню, юмор, фото приколы, бесплатные игры, демотиваторы, комиксы, девушка дня Фото приколы   Удивительное   Фото НЮ   Ещё »  

хочу только
эфир   блогород   недельник   лидеры   лучшие   архив   пopно  
Нас уже 74647. 
Подсчет онлайн...
сейчас
+ регистрация / вход

→ В НОВОМ

"Ахтунг! Ахтунг! В небе Покрышкин!"

24 марта 2010 в 20:16Именаby starpom
31
рейтинг
22
коммент.

"Ахтунг! Ахтунг! В небе Покрышкин!"

97 лет назад, 19 марта, родился советский летчик-ас, трижды Герой Советского Союза, новатор тактики истребительной авиации, выдающийся воздушный боец, человек-легенда — Александр Иванович Покрышкин. В годы Великой Отечественной войны он явился автором знаменитой формулы воздушного боя: "высота — скорость — маневр — огонь".

"Ахтунг! Ахтунг! В небе Покрышкин!"


Трижды Герой Советского Союза гвардии полковник А.И. Покрышкин и его ведомый, гвардии ст. л-т Г.Г. Голубев у "Аэрокобры". Покрышкин сбил на американском истребителе 47 немецких самолетов, Голубев — 15.

Cреди имён военных лётчиков имя Покрышкина стоит особняком. Имея один из самых высоких официальных результатов по числу воздушных побед, он был автором, проводником и носителем новых тактических построений и приёмов воздушного боя, несгибаемым борцом с рутиной, образцом бойца — искусного, яростного и благородного. Природная мудрость, честность, твёрдость характера и, как следствие, высокое гражданское мужество отличали поступки этого человека, определяли величие и невзгоды его вдохновенной судьбы.


Боец, целеустремлённый и активный, ищущий свой путь, не спешащий выполнять непродуманные приказы, прекрасный организатор группового воздушного боя и, как показало время, воздушной войны, Покрышкин был весьма неудобен многим начальникам. Инициатива и самостоятельность отнюдь не всегда находят признание, а в военное лихолетье они стоили асу многих сил. При этом Покрышкин не был честолюбив, о чем говорит его отказ в Феврале 1944 года от высокой должности в штабе ВВС и от скорых, через звание, генеральских погон.


Несмотря на внешнюю суровость, ему как истинному лётчику был свойствен взвешенный и точный юмор; сам он любил шутку, не обижался на остроты в свой адрес, ценил юмористов. По натуре Покрышкин был очень сдержан и деликатен. Соратники и близкие свидетельствовали, что брань в его устах была невозможна ни при каких обстоятельствах: ни в азарте воздушного боя, ни при промахах других людей, ни при домашних неурядицах.


Автор крылатой формулы: высота — скорость — маневр — огонь, — Покрышкин на земле был очень сдержан и немногословен, умея выражать свои мысли ясно и кратко. Никто никогда не слышал из его уст брани, а честность и принципиальность летчика нередко служили причиной конфликтов с вышестоящим начальством.


Герой Советского Союза и национальный герой России родился в Новониколаевске (ныне Новосибирск) в бедной семье переселенцев из Вятской губернии 6 (19) марта 1913 года. Саша Покрышкин рано познал нужду и в 14 лет он уже был кровельщиком Сибстройтреста, оправдывая свою фамилию, как это порой случается с русскими людьми.


Мечта о лётной профессии овладела Покрышкиным еще в раннем детстве, и, казалось, по воле самого провидения он стремился в небо. Чтобы попасть в лётную школу, надо было иметь рабочую специальность; "мещанская" профессия счетовода, кем мечтали видеть его родители, в эту категорию не попадала, и, закончив седьмой класс, Саша поступает в ФЗУ. Родители его не поддержали, и мальчишка покидает отчий кров навсегда. Верное ремесло и относительное благополучие он решительно сменил на одну из шестнадцати коек в комнате общежития, кусок хлеба с кипятком и голодную яростную учебу. Через 4 года заветная путёвка в авиашколу получена, он едет в Пермь и здесь выясняет, что школа теперь готовит только авиатехников.


Досконально изучив материальную часть самолетов, юноша становится отличным специалистом, и теперь уже руководство не хочет отпускать воентехника 2го ранга Покрышкина. Но тот неукротим и в сентябре 1938 года, во время отпуска, за 17 дней он осваивает 2годичную программу аэроклуба и экстерном на "отлично" сдает экзамен. Его целеустремленность одних пугает, других восхищает. Покрышкина отпускают в лётное училище, и снова на "отлично" менее чем через год он оканчивает знаменитую Качинскую школу летчиков и получает направление в 55й истребительный авиаполк, дислоцировавшийся в районе города Бельцы, поблизости от Советско — Румынской границы.


Радость полётов, сознание важности выполняемого дела, воинское братство сделали его жизнь счастливой, наполнили ее энергией и вдохновением. Александр систематически занимается самообразованием, изучает физику и физиологию, математику и начертательную геометрию, теорию полётов и военную историю. Подчиняя свою жизнь единой цели, он изменил даже свои спортивные приоритеты: теперь это гимнастика, батут, рейнское колесо, специальные упражнения для тренировки вестибулярного аппарата.


За 2 месяца до начала войны 55й иап, где служил Покрышкин, летавший до этого на И15 и И153, был перевооружён на новенькие МиГ3. Александр Иванович взлетел на новой машине одним из первых, оценил достоинства, указал на опасный конструктивный дефект, устраненный позднее в серии.



Стремясь достигнуть максимальных высот в освоении самолёта, Покрышкин все силы и знания отдавал совершенствованию своего боевого и лётного мастерства. Например, вначале он плохо стрелял по "конусу" но постоянные тренировки вывели его в ряд лучших снайперов полка. Учитывая то обстоятельство, что лётчики в воздухе хуже выполняли правые развороты избегая их, он намеренно тренировался именно в резких маневрах в правую сторону. Вообще резкому маневрированию в схватках Покрышкин уделял большое внимание, и, чтобы выдерживать значительные перегрузки в полете, он усиленно занимался спортом. В перерывах между тренировками Покрышкин даже подсчитал, сколько времени уходит на изменение положения истребителя с момента воздействия лётчиком на ручки управления — в бою всё представлялось важным.


Боевое крещение Покрышкин получил уже в первые дни войны, будучи заместителем командира эскадрильи 55го авиаполка. Свой первый самолёт Покрышкин сбил 22 июня 1941 года — к сожалению, это был советский ближний бомбардировщик Су2, приземлившийся на фюзеляж в поле. Хаос первого дня войны спас будущего аса, и он отделался только крупным нагоняем.


"Ахтунг! Ахтунг! В небе Покрышкин!"


На самолете Покрышкина уже не хватало места для звезд.

23 июня при разведке переправ через Прут его пара встретила пятёрку Ме109. Отбивая атаку на ведомого, на выходе из пикирования короткими очередями Покрышкин зажёг одного из "Мессеров". Заворожённый видом своего первого поверженного врага, он сам попал под удар немецкого истребителя, но ушёл на бреющем и посадил поврежденную машину на свой аэродром.


3 июля 1941 года лётчик был сбит над Прутом огнем зенитной артиллерии, одержав к тому времени не менее 5 побед в воздухе на МиГ3, проведя десяток штурмовок на И16. Находясь в санчасти после приземления подбитой машины на лесную опушку, он завёл тетрадь, озаглавив её "Тактика истребителей в бою". (Эта тетрадь была сохранена М. К. Покрышкиной и передана ею в Центральный музей Вооруженных Сил).


Вскоре Александр Иванович вновь участвует в боях, вновь вылетает на штурмовку и ведёт разведку и вновь его подбивают. 5 октября пара Покрышкина во время выполнения разведывательного полёта была внезапно атакована четвёркой Ме109. Лишившись ведомого, советский лётчик в одиночку сумел сбить один истребитель противника и на подбитом самолете попытался выйти из боя. Три оставшихся Ме109 бросились в погоню, один за другим расстреливая беззащитный "МиГ".


"Перед самой землёй, — вспоминал А. И. Покрышкин, — мотор заглох, выравниваю самолёт и иду на посадку "на живот". В поле зрения земля, железнодорожная будка, девочка гонит прутом корову. Такая мирная картина. И вдруг дробь по бронеспинке. Но подныривать под трассу уже нельзя — не позволяет земля. В самолёте раздаются взрывы, и он, с перебитым управлением, идет к земле. Грохот... Удар головой о приборную доску — и я теряю сознание..."


Приземлившись в поле, он пытался вывезти свой истребитель на грузовике, но, оказавшись в окружении, был вынужден сжечь его. С боями во главе группы красноармейцев лётчик вышел к своим.



Фронтовая слава Покрышкина опередила его официальное признание. По возвращении в часть ему поручают переучивание молодежи с И16 на МиГ3 и по личному распоряжению командира полка В. Иванова он знакомит пополнение с тактическими находками, автором которых был сам: с разомкнутым боевым порядком, с прицельной атакой сверху на большой скорости — так называемым "соколиным ударом", с эшелонированием по высоте. А потом начались тяжелейшие бои над Ростовом.


Танковые дивизии генерала фон Клейста ворвались в Ростов 21 ноября 1941 года, но надолго задержаться в этом городе немцам суждено не было. Благодаря важным разведданным, которые сумел добыть Александр Покрышкин в сложнейшем полёте в условиях ограниченной видимости, когда нижняя кромка облаков опускалась до 30 метров, Советское командование своевременно узнало о расположении немецких частей и направлении их главного удара. От каких потерь избавили тогда Красную Армию мастерство и зоркость одного из её летчиков! Значимость совершённого им была слишком очевидна, и Покрышкин был удостоен своей первой награды — ордена Ленина.


Вновь включившись в боевые действия, летая на штурмовку вражеских позиций и сопровождение бомбардировщиков, Покрышкин все чаще стал задумываться о методах воздушных схваток, занося свои мысли в дневник под названием "Тактика истребителей в бою". Осенью 1941 года он писал:


"Главной причиной неудач при сопровождении бомбардировщиков была малая скорость истребителей. И как следствие этого — ведение боя на горизонтальных маневрах. Вывод следовал один: сопровождение бомбардировщиков, особенно устаревших конструкций, надо выполнять только на большой скорости. Для получения её необходимо сопровождающим звеньям и парам полёт производить змейкой, выше и сзади бомбардировщиков, эшелонируясь по высоте. При этом пары и звенья истребителей, по моим взглядам, должны строить змейку навстречу друг другу, для взаимного прикрытия. Это способ сопровождения методом "ножниц".


После тяжёлых сражений 1941 года 55й иап был отведён в тыл на переформирование и вскоре переименован в 16й Гвардейский истребительный авиаполк. Пополненный новыми самолетами Як1 полк попал на фронт в июне 1942 года. В бесконечных боях, полетах на разведку и перебазированиях прошло лето. В течение 6 месяцев Покрышкин одержал на "Яке" не менее семи побед (2 Ju88, Ме110, 4 Ме109). Весьма характерным для него был перехват над Кропоткином, когда, взлетев во главе пятёрки, он лично сбил 3 Ju88, ещё 2 Ме110 сбила пара Аркадия Фёдорова. По приземлении Покрышкиным было доложено, что каждый из лётчиков, участвовавших в вылете, сбил по одному самолету противника.


Однако самыми страшными для него оказались не "Мессера" и "Юнкерсы", не туманы и зенитки, а зависть и злобная мстительность. Давнее недружелюбие штурмана полка Н. Исаева, ставшего командиром в конце 1942 года, помноженное на угодливую подлость, чуть было не стоило Покрышкину жизни: его вывели за штат полка, отозвали представление к званию Героя Советского Союза, исключили из партии, направили дело в трибунал. И ведь речь шла о лётчике, проведшем полтора года в непрерывных боях, совершившем около 400 боевых вылетов и фактически сбившем в воздухе около 20 самолётов противника!


Любовь медсестры Маши, встреченной им летом 1942 года и ставшей впоследствии его женой, спасла Покрышкина от отчаяния, от себя самого, а заступничество вернувшегося из госпиталя комиссара полка М. Погребного избавило его от неправедного суда.


"Ахтунг! Ахтунг! В небе Покрышкин!"

"Ахтунг! Ахтунг! В небе Покрышкин!"


Александр Покрышкин с семьей.

216я истребительная авиадивизия (с 17 июня 1943 года 9я Гвардейская истребительная авиадивизия), неся потери и не получая новых самолетов, к осени оказалась совершенно измотанной. 16й Гвардейский авиаполк, в котором воевал Покрышкин, сдав потрёпанные машины, отбыл на переформирование — осваивать новую технику.


Переучившись в 25м запасном авиаполку, и в марте 1943 года получив в Тегеране американские "Аэрокобры", 9 апреля полк приступил к боевой работе с Краснодарского аэродрома.


Первый боевой вылет после длительного перерыва лётчики эскадрильи Капитана Покрышкина совершили 14 апреля и добились успеха — сбили 2 Ме109 (один из них — на его счету). Первые успехи вселили уверенность в правильности новых тактических приемов, разработанных Александром.


Поистине звёздной стала для Покрышкина весна 1943 года — воздушное сражение на Кубани. По концентрации самолётов и плотности воздушных боёв Кубанское сражение было самым напряжённым за всю войну: за 2 месяца здесь сбили более 800 немецких самолётов. Именно здесь проявились недюжинные способности Покрышкина как лётчика — истребителя. Он первым широко использовал боевой порядок под названием "Кубанская этажерка" и способствовал его внедрению во все подразделения истребительной авиации СССР. Он разработал и внедрил также и другие элементы воздушного боя, такие как выход из — под удара противника на вираже нисходящей "бочкой" с потерей скорости. Зазевавшийся враг проскакивал мимо цели и оказывался в прицеле. "Ищи противника, — учил Покрышкин. — Не он тебя, а ты его должен найти. Внезапность и инициатива — это победа. Атакуй смело, решительно. Маневрируй так, чтобы обмануть, перехитрить врага. Если не сбил — сорви его замысел. Этим ты уже достигнешь многого".


Тем временем воздушное сражение над Кубанью разгоралось. Летать приходилось до 5 раз в день. И редкий вылет проходил без встречи с противником. Характерной для того периода была картина, когда пикирующий ЛаГГ3 догонял "Мессер", которого преследовал "Як", и так далее. Истребители буквально гонялись друг за другом. Немецкие лётчики, теряя свои самолёты при каждой встрече с нашим Асом, вскоре начали предупреждать друг друга о его появлении — "Внимание! В воздухе Покрышкин!". Лишь за неделю боёв он лично сбил 6 самолётов противника, а лётчики его эскадрильи — 29!


В этих боях проявилось не только его лётное мастерство. Он показал себя талантливым организатором и командиром. Многие его тактические приёмы были взяты на вооружение в авиационных частях. Так, во время патрулирования, советский ас никогда не летал по прямой, чтобы не терять скорость в небольшой зоне. Его истребитель передвигался волнообразно, по траектории наклонного эллипса.


По официальным данным, Покрышкин сбил в небе Кубани 16 вражеских самолетов, но фактически это число было гораздо больше: около 30 (12 — 15 Ме109, 4 — 6 Ju88, 9 — 13 Ju87, 2 FW190). Здесь же лётчик проводит несколько выдающихся по результативности боёв. В памятный день, 12 апреля, в районе Крымской он сбил 4 Ме109. К счастью, свидетелем этого боя был генерал К. Вершинин и Покрышкину не только засчитали сбитые машины, но и наградили вторым орденом Красного Знамени. Позднее он уничтожил ещё 3 вражеских самолёта и довёл число сбитых за день машин до 7. За исключением легендарного боя Александра Горовца, история Советской авиации не знает таких примеров. Через несколько дней Покрышкин сбил 3 пикировщих бомбардировщика Ju87 в одном бою, а 28 апреля в составе восьмёрки разогнав 3 девятки "лаптежников", сбил 5 (!) из них. Атаковал он излюбленным "соколиным ударом" — сверху, на высокой скорости, с крутым переменным профилем пикирования, чтобы затруднить прицеливание стрелкам.


К маю 1943 года Покрышкин, имея на счету 363 боевых вылета, был, видимо, самым опытным советским пилотом на Кубани (к концу сражения в его активе значилась 31 победа). 24 мая 1943 года за успешное выполнение заданий, 354 боевых вылета, 54 воздушных боя, 13 лично и 6 в группе сбитых самолётов противника (официально к апрелю 1943 года), командиру эскадрильи 16го Гвардейского истребительного авиаполка капитану А. И. Покрышкину было присвоено звание Героя Советского Союза.


5 мая 1943 года Покрышкин совершает первый вылет на новой "Аэрокобре" с бортовым номером "100", сменив свою старую машину с "несчастливым для них" номером "13".



В результате напряжённейших боев на Кубани значительная часть авиации обеих сторон оказалась выбитой, на этом участке фронта наступило временное затишье. На совещании, собранном генералом Вершининым, где присутствовали наиболее отличившиеся лётчики, командный состав и работники штабов ВВС, Покрышкин обнародовал свои тактические находки: "этажерку" из самолётов в порядке пар, сдвинутую в сторону солнца ( этот порядок обеспечивал преимущество в боях на вертикалях ), обосновал необходимость патрулирования на высоких скоростях, что шло вразрез с существовавшими требованиями. Здесь же он выступил с критикой старого приказа об обязательном подтверждении сбитых наземными войсками. К счастью, его выступление нашло отклик не только среди присутствовавших лётчиков, но и у командования. Вскоре в 4й Воздушной армии, а через некоторое время и во всех ВВС официальным подтверждением факта победы согласились считать также донесения лётчиков и стрелков — свидетелей воздушного боя.


31 июня 1943 года дивизия получила приказ перебазироваться в Донбасс. Три месяца в небе Кубани принесли Покрышкину много побед. Он стал зрелым мастером воздушного боя, умелым организатором и воспитанником молодых лётчиков. Трудно переоценить влияние Покрышкина на молодых пилотов, с пополнением прибывших в полк в июне 1943 года. Большинство из них не были новичками, но чаще имели печальный боевой опыт. Отобрав наиболее подготовленных и хорошенько их "облетав", он повёл вновь прибывших на боевое задание и, в первом же бою, в одной атаке лично сбив пару Ме109, создал условия ещё для нескольких побед вдохновленных им лётчиков. О его педагогическом мастерстве говорит тот факт, что 30 лётчиков, прошедших школу Покрышкина, стали Героями Советского Союза, а трое из них были удостоены этого звания дважды.


С августа 1943 года 16й Гв.иап участвовал в боях на Миус — фронте, на реке Молочной, над Чёрным морем, над Днепром. 24 августа за 455 боевых вылетов и 30 лично сбитых к июлю 1943 года самолётов противника Гвардии майор А. И. Покрышкин был награждён второй медалью "Золотая Звезда" и стал 10м в стране дважды Героем Советского Союза.


В боях на юге Украины Покрышкин сбил 18 "Юнкерсов" (7 Ju88, 6 Ju87, Ju Ю52) и Ме109. Среди сбитых — 2 высотных разведчика Ju88. Среди особенно победоносных и яростных — бой в районе Большого Токмака 23 сентября 1943 года.


В ноябре 1943 года, используя подвесные топливные баки, Покрышкин ведёт "поиск и уничтожение противника на воздушных коммуникациях" над Чёрным морем. В четырёх "охотах" он сбивает 5 транспортных Ju52. Трехмоторный "Юнкерс", вооружённый несколькими крупнокалиберными пулемётами, был серьёзным противником, ну а низкая плотная облачность, штормящее море и сильный порывистый ветер делали условия "охоты" предельно сложными. Обнаружение же одиночных машин над морем, в условиях ограниченной видимости и нелётной погоды, может быть объяснено, пожалуй, лишь гением лётчика.


В феврале 1944 года Гвардии подполковника Покрышкина вызвали в Штаб ВВС в Москву и Главком А. Новиков, высоко ценивший его, предложил ему должность Начальника боевой подготовки истребительной авиации с немедленным присвоением генеральского звания. Покрышкин отказался и попросил вернуть его на фронт. Однако просьбу его удовлетворили не сразу. В конце марта, после гибели известного аса Л. Л. Шестакова, Александру Ивановичу предлагают стать командиром "маршальского" 176го Гв.иап, но он рвётся к своим в Черниговку, в пропахший бензином, маслом и порохом ревущий мир кабины самолёта и аэродрома. Лишь в апреле его отпускают, а через несколько дней Дзусов знакомит его с приказом, которым он, Покрышкин, назначается командиром 9й Гвардейской Мариупольской авиационной дивизии.


В составе 2го, а затем 1го Украинских фронтов дивизия участвует в воздушном сражении под Яссами. Как комдив Покрышкин с пункта наведения руководит воздушными боями, организует взаимодействие самолётов в воздухе и с наземными войсками. Дороги войны весной 1944 года привели Покрышкина на рубежи, на которых его застала война 22 июня 1941 года. Старший лейтенант, заместитель командира эскадрильи через 3 года вернулся в Приднестровье дважды Героем, Гвардии подполковником, командиром Гвардейской авиадивизии. Но до конца войны было ещё далеко. И всюду, где вела боевые действия 9я Гв.иад, её командир выступал как талантливый руководитель, сам летающий на боевые задания, личным примером вдохновляя подчиненных.


Знаменитая этажерка становится мощнее и маневренное: теперь это боевой порядок четвёрок с превышением пар около 1000 метров. Хотя Покрышкин практически был связан запретом на участие в воздушных боях, он сбил в 1944 году 7 самолётов противника (4 Ju87, 2 FW190, Hs129), причем 4 из них в характерном для него, как ни для кого другого, сверхрезультативном воздушном бою.


"Ахтунг! Ахтунг! В небе Покрышкин!"



"Ахтунг! Ахтунг! В небе Покрышкин!"


"Ахтунг! Ахтунг! В небе Покрышкин!"

Поистине классическим можно назвать воздушный бой, проведённый нашими асами 16 июля 1944 года. Во всём блеске проявились в нём боевые качества советских командиров и рядовых лётчиков. В тот день 12 самолётов 16го Гвардейского полка под командованием Г. А. Речкалова в районе Сушно прикрывали от воздушных налётов наземные войска, находившиеся в исходном положении для атаки. Истребители ударной группы барражировали на высоте 2000 метров. Над ними с превышением 400 — 500 метров ходила группа прикрытия во главе с ведущим — Гвардии Подполковником А. И. Покрышкиным. А самый верхний ярус занимала группа поддержки под командованием Гвардии Старшего лейтенанта А. Труда. Вскоре было замечено, что курсом на восток движется большая группа вражеских машин. В ней насчитывалось более 30 пикирующих бомбардировщиков Ju87 и штурмовиков Hs129, прикрываемые 8 истребителями FW190. Увидев наши самолёты, противник перестроился в колонну по одному, замкнув круг для обороны, и начал беспорядочно бросать бомбы.


Истребители Г. А. Речкалова и А. И. Покрышкина устремились в атаку на бомбардировщиков, а Труд связал боем истребителей. Закрутилась гигантская карусель. Своей четвёркой Покрышкин нанес удар с внутренней стороны круга и с первой же атаки сбил Hs129. Четвёртой атакой ему удалось поджечь Ju87. Снизу и сзади в атаку бросился Речкалов со своими ведомыми. Он первым свалил на землю вражеского бомбардировщика. Такая же участь от метких очередей Вахненко, Клубова и Иванова постигла ещё трёх "Юнкерсов". На выходе из четвёртой атаки Клубов удвоил свой счёт. Таким образом, на землю упало 9 сбитых вражеских самолетов, 4 из которых были на счету Александра Покрышкина.


Этот блестящий бой нашёл потом отражение в описаниях и схемах, на нём училась авиационная молодежь. Однако маневры Покрышкина в этом бою были столь резки и стремительны, что к концу схватки группа потеряла его, и двух штурмовиков он сбивает уже без свидетелей, в одиночку — они не были официально засчитаны на его боевой счёт.


В августе 1944 года полки 9й Гвардейской авиадивизии базировались уже на аэродромах вблизи Вислы. Отсюда было недалеко и до Берлина. Лётчики дивизии готовились к решительному штурму столицы Германии. 19 августа 1944 года за 550 боевых вылетов и участие к маю 1944 года в 137 воздушных боях, в которых лично сбил 53 самолёта противника, Александр Покрышкин был награждён третьей медалью "Золотая Звезда". Он стал первым в стране трижды Героем Советского Союза. Эта весть застала его на полевом аэродроме.


"Ахтунг! Ахтунг! В небе Покрышкин!"

В январе 1945 года началось наступление на Берлин. 14 января, в благородной ярости отправившись в бой после гибели своего ученика комэска В. Жердёва, Покрышкин с ходу, с набором высоты, атаковал и сбил бомбардировщик Ju87.


В феврале 1945 года, не имея нормальных аэродромов для базирования дивизии, Покрышкин решил использовать часть автострады Бреслау — Берлин. Со своим ведомым Г. Голубевым, он первым осуществил посадку на полосу шоссе, ширина которого была на 3 метра уже размаха крыльев "Аэрокобры". Это был единственный случай в истории мировой авиации, когда целая истребительная авиадивизия в течение полутора месяцев успешно действовала с участка обыкновенной автострады, не имея при этом ни одной аварии.


Надоело листать страницы? Зарегистрируйтесь и станет удобнее.
Страница 1 из 2 | Следующая страница

Нравится пост? Жми:


Похожие новости
Скончалась Валентина Толкунова!Леонид Енгибаровещё одна потеря(((Юрий СтепановДень рождения Алексея Макарович…От Гека Финна до Котовского
Все фото приколы и картинки »

РЕГИСТРАЦИЯ НА САЙТЕ ЗА 20 СЕКУНД
Меньше рекламы, добавление новостей, голосование, подарки...



1: 24 марта 2010 18:09
 
спасибо.

2: 24 марта 2010 20:03
 
Честь и слава Александру Ивановичу

но, к сожалению, был еще один известный позывной: позывной Карайа 1

3: 24 марта 2010 20:38
 
НАСТОЯЩИЙ советский человек

я, признаться, почти ничего из биографии не знал, спасибо за пост blush

блин, чего с копи такое ? барахлит ппц, 3-й раз пытаюсь редактировать коментарий...

4: 24 марта 2010 20:56
 
Сильно! Благодарю за материал.

5: 24 марта 2010 23:42
 
Р-39... нда... а ведь остальные воевали на самолетах попроще...

6: 24 марта 2010 23:51
 
Bugs,
Вообще то лучшим воинам дают лучшее оружие.

Пост отличный. На таких людей надо равняться в жизни! hi

7: 24 марта 2010 23:57
 
Спасибо!

8: 25 марта 2010 02:22
 
Р-39... нда... а ведь остальные воевали на самолетах попроще...

Что означает "проще"?

9: 25 марта 2010 05:42
 
молодца

10: 25 марта 2010 05:43
 
Отличный пост! Спасибо!
Слава Героям!!!

11: 25 марта 2010 08:39
 
Замечательный пилот! Действительно гордость российской авиации.
А на счет вот этого:
... выступил с критикой старого приказа об обязательном подтверждении сбитых наземными войсками. К счастью, его выступление нашло отклик не только среди присутствовавших лётчиков, но и у командования. Вскоре в 4й Воздушной армии, а через некоторое время и во всех ВВС официальным подтверждением факта победы согласились считать также донесения лётчиков и стрелков — свидетелей воздушного боя.

Просто для информации. Чем была вызвана необходимость такого подтверждения:

12: 25 марта 2010 09:58
 
Bugs,
Аэрокобра серии N так то считается лучшей, т.е он так то по сути показал как надо летать самим Американцам, на ихнем же самолете))) Насчет попроще, были куда лучше самолеты к примеру тот же ЯК3 или Ла7 (Кожедуб летал) Так же Р39 к вашему сведению не такой уж и подарочек в пилотировании, собственно как и мусоршмит наиболее выгодна была тактика пикирования с высоты, короткой атаки и снова на горку в высоту.

13: 25 марта 2010 10:52
 
Во истину герой! Таких людей да в наше бы время... Патриот! Не то что мы... готовы своих земляков перегрызть!

14: 25 марта 2010 11:07
 
интересно,postoronniy,тоже интересно.вот только не понятно как за технику считать?мой дед воевал с ПТРД,так вот он рассказывал что танк,горит и то хлеб, а кто попал не ясно!не он один стрелял, к томуж в расчете 2 человека. а вот за пленых офицеров премии давали,факт

15: 25 марта 2010 11:32
 
Цитата: Sinman69
не понятно как за технику считать

Откуда ж мне знать! У летчиков всё четко. Там всё известно. И у подводников тоже. У пехоты, видимо, был какой-то механизм подсчета фрагов.

16: 25 марта 2010 11:38
 
из ПТРД поджечь танк по моему вообще счастье было.

17: 25 марта 2010 11:43
 
Цитата: Bugs
Р-39... нда... а ведь остальные воевали на самолетах попроще...

Цитата: Mici
Bugs,
Вообще то лучшим воинам дают лучшее оружие.

Вообще-то, союзники передавали СССР по ленд-лизу только ту авиатехнику, от которой их собственные ВВС отказались ввиду их неудовлетворительных тактико-технических характеристик. "Харрикейны", "Томагавки", "Киттикоки", "Эйркобры" и даже "Кингкобры" были для американцев откровенной "некондицией". "Тайфуны", "Мустанги", "Тандерболты" давали этим машинам изрядной форы. А ведь были же у американцев ещё и "Лайтнинги", и "Москито". Но из-за слабости советского авиамоторостроения и "Эйркобра" для "сталинского сокола" была "крутым" аппаратом.

18: 25 марта 2010 13:04
 
Мишук,
Ну не скажи, Кобры применялись янки весьма активно, это британцы сказали что самолет УГ, попробовали заменить ацкую пушку что 37 мм на 20 мм, поюзали ее и все равно сказали что УГ. Томагавки и киттихоуки были как в перл харборе так и вообще, не базировались разве что на авианосцах. Тандерболт летал и у нас, опять же по лендлизу, а ля фокке вульф но не разу не дотягивает до него. Не все, не все летчики хвалили аэрокобру, и не так уж она и была крута, для нас. Просто Покрышкин ас, он просто от бога умел пилотировать.

19: 25 марта 2010 15:37
 

20: 25 марта 2010 16:54
 
Вообще-то, союзники передавали СССР по ленд-лизу только ту авиатехнику, от которой их собственные ВВС отказались ввиду их неудовлетворительных тактико-технических характеристик.

Это неправда. По ленд-лизу передавалось всё. В том числе мустанги, тандеры (над Ленинградом служили - точно), бостоны А-20 (отличный бомбардировщик), шерманы (танк спорный, но лучшего у союзников просто не было); пистолеты-пулеметы Томпсон, кольты 1911 - короче всё то же самое, чем воевали сами союзники.
Причина, по которой у нас широко использовались "кобры", а у них "Мустанги" заключается в принципиальной разнице в способе войны.
На Тихом океане и над Европой от истребителей требовалось в течение нескольких часов на высоте в 10 километров сопровождать армады бомбардировщиков. Над океанами какие расстояния - сами знаете. Поэтому типичный американский самолет - это форсированный двигатель с турбонаддувом, который не задыхается на высоте, огромный запас топлива плюс подвесные баки, гермокабина с запасом кислорода, крепкая цельнометаллическая конструкция, чтоб это все таскать и издалека даже простреленным возвращаться.
Но что хорошо на высоте в 10 км, то категорически плохо внизу, в маневренном бою у самой земли. Поэтому ни мустанги ни тандеры над Смоленском просто не приживались. Одновременно - низковысотные Кобры союзникам оказались нафиг не нужны. Ну не могли они выполнять задачу конвоя. А вот на Восточном фронте машинка оказалась как раз кстати. Недостатки в одном сказались достоинствами в другом.
Звезда Покрышкина взошла как раз тогда, когда в советские ВВС поступили Кобры. Ибо особенности этого самолета подходили для вертикального боя, им разаработанного, значительно лучше, чем истребители советские.

21: 25 марта 2010 18:30
 
Цитата: Red2Cat
В том числе мустанги, тандеры (над Ленинградом служили - точно)

Мустангов не было там.

22: 25 марта 2010 20:32
 
А где у меня об этом сказано?
Информация
Вы не можете оставлять комментарии к данной новости.

Загрузка. Пожалуйста, подождите...