Копипаст.ру - фото ню, юмор, фото приколы, бесплатные игры, демотиваторы, комиксы, девушка дня Фото приколы   Удивительное   Фото НЮ   Ещё »  

хочу только
эфир   блогород   недельник   лидеры   лучшие   архив   пopно  
Нас уже 74649. 
Подсчет онлайн...
сейчас
+ регистрация / вход

→ В НОВОМ

Русский святой. Иринарх, затворник Ростовский Ч.2

6 апреля 2012 в 03:44Блогиby Vi_cool
4
рейтинг
3
коммент.

Святой и его время


(окончание)


8.


21 июля 1605 года Лжедмитрий первый из дома Романовых венчался на царство в Успенском соборе Кремля.

По его указу, в Москву были привезены все Романовы.

И мертвые, и живые… Мертвых с великими почестями похоронили в Новоспасском монастыре, а живые были облагодетельствованы…

Ивану Никитичу Романову даровали боярство, а Филарета Никитича возвели в сан ростовского митрополита, вместо, как утверждают историки романовской школы, «удалившегося на покой митрополита Кирилла».

Насчет «удалившегося» - явное лукавство. Правильнее было сказать «удаленного»…

Для того чтобы освободить для Филарета Никитича место, согнали с Ростовской кафедры достойнейшего иерарха Русской Церкви святителя Кирилла (Завидова), который был хиротонисан в митрополита Ростовского всего несколько месяцев назад18 марта 1605 года.

Митрополит Кирилл был грешен перед Лжедмитрием тем, что присутствовал при кончине царя Бориса Годунова, тем, что присягал Федору Годунову, тем, что вместе с патриархом Иовом не признал самозванца… Но главная вина святителя заключалась в другом он занимал епархию, которая приглянулась Филарету Никитичу.

Добавим тут, что митрополит Кирилл (Завидов) достойно, как и подобает истинному святителю, пережил несправедливость.

Он поселился в Троице-Сергиевой лавре, где прежде был архимандритом. В начале 1612 года, когда патриарх Филарет отбыл в Польшу, ярославцы пригласили своего святителя снова занять освобожденную епархию…

Он и управлял ею до своей кончины. Это он благословлял поход на Москву Нижегородского ополчения Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского.

«По благословению великого господина преосвященного Кирилла, митрополита ростовского и ярославского и всего освященного собора, по совету и приговору всей земли, пришли мы в Москву»… -- писал тогда в своей грамоте князь Дмитрий Пожарский, стоя под стенами Китай-города…

А митрополит Кирилл после мученической кончины патриарха Гермогена стал первым высшим духовным лицом России.

В этом качестве и довелось ему приглашать на царствие Михаила Федоровичасына своего утеснителя, встречать его при въезде в Москву, участвовать в коронации…

Это тоже, конечно же, совпадение, но каким ясным и пронзительным светом смиренномудрия окрашено оно!

А при Лжедмитрии, когда возвели в митрополиты Филарета тогда же на всякий случай казнили монахов Чудова монастыря, помнивших чернеца Григория...



И как тут было не вспомнить пророчества собеседника Иринарха юродивого Иоанна о беззаконном пьянстве и разврате, воцарившемся в Москве, за которые и пошлет Господь Бог на русскую землю нашествия иноплеменных…

Никаких приличий, никаких границ не желает знать московское бесстыдство. Клятвопреступления становятся настолько обычным делом, что сама Правда как бы и не существует уже, навсегда перечеркнутая окружением самозванца...

Когда казак Илейка объявит себя сыном царя Федора Иоанновича и Ирины Годуновой, Лжедмитрий сразу «признал» его своим племянником...

Меньше года длилось правление первого царя из дома Романовых.

Раздувшаяся до необъятных размеров ложь лопнула сама, в один день, в одночасье... Посреди медового месяца Лжедмитрия и Марины Мнишек, толпа москвичей выволокла самозванца из Кремля и, растоптав ногами, бросила труп в грязи посреди рынка.

Вместе с самозванцем был убит и главный изменник Петр Басманов. И в тот же день «опамятовшая» Марфа Нагая назвала Лжедмитрия вором.



1 июня 1606 года на царство венчался Василий Шуйский.

Перенесение мощей царевича Димитрия в Москву, - пожалуй, самое первое деяние нового царя. С перенесением мощей связано и чудо дарования Василию Шуйскому помощи в его борьбе с боярством.

Согласно общепринятому мнению, затеяно перенесение мощей было ради предотвращения появления нового самозванца... Это суждение верно ровно настолько, насколько может быть верным атеистический взгляд на православные святыни. Атеизм признает их культурное и историческое значение, но и только.

Действительно, если рассуждать логически, гроб с останками умершего должен был убедить любого, что этот человек умер, а значит другой человек, называющийся его именем самозванец…

Но для этого ведь надобно верить, что выставленные останки - действительно останки царевича Димитрия. Этой веры оказалось недостаточно на Руси, и самозванец появился-таки, и снова пошли за ним русские люди. Многие видели мощи царевича, но не верили, не желали верить, не верить было удобнее…

Чудо, дарованное святым, проявилось в другом.

Некоторые историки называют удаление Филарета из Москвы накануне выборов патриарха «обходным» маневром Василия Шуйского, но, как нам кажется, все было гораздо сложнее.

Нет никакого сомнения, что царь Василий Шуйский нашел бы способ удалить из Москвы Ростовского митрополита Филарета и помешать ему стать патриархом, но помог ему в этом святой царевич Димитрий. И помощь эта могла бы быть гораздо действеннее, если бы Филарет (Романов) верил чуть-чуть сильнее…

В самом деле… Поездка митрополита Филарета (Романова) в Углич событие знаменательное и для биографии самого Филарета, и для истории России… Ведь здесь, в Угличе, почти повторилась ситуация, которая произошла с Василием Шуйским на Лобном месте, произошла встреча человека с мощами святого, тень которого этот человек дерзостно и святотатственно пытался возродить в самозванце.

Внутренний драматизм события усиливался тем, что Филарет приехал к мощам святого Димитрия как иерарх Церкви, а в иерархи его возвел преступник, присвоивший имя святого Димитрия.

Понятно, что Филарет (Романов) не был подвижником православия, понятно, что и в святительских одеждах он оставался светским человеком, но не понимать, насколько кощунственна предстоящая ему миссия, он не мог.

В так называемой «Рукописи Филарета, патриарха Московского» подробно рассказывается об этой поездке… Любопытно, что Филарету долго не удавалось найти гроб живоносного мертвеца...

«Егда убо во град входят, тогда ощутиша граждане приход их, и внезапу стечеся весь град, мужи и жены... Цареву повелению едва повинующеся, и последнее целование живоносному мертвецу отдающе своему Государю, и надгробные песни с плачем и воплем испущаху, якож и при погребении правдного… И ту первее преблагий Бог прослави угодника своего: снимающе убо, гроба его Святителие и Бояре не могуще обрести и желаемое ими многоцелебное тело узрети»…

Долго не могли московские посланцы многоцелебное тело узрети и, только «во время святаго пения внезапу узреше из десные страны, яко дым восходящ дыхание благовонно»… Начали копать там, и «обретше некрадомое сокровище многобогатый гроб, вместивший тело блаженного царевича»…

Когда вскрыли гроб, увидели, что там лежит нетленное - пятнадцать лет прошло со дня похорон! - тело царевича Димитрия…

«Целы и невредимы мощи обретошася. Кроме взятых частей от требующия земли: и земля бо жаждет насладитися от плоти праведных, да сими освятится от скверноубийственных дланей. И не токмо бо плоть бысть в целости святого страдальца, но и ризы на теле его освятишася и истления избыша. И егда убиен бысть от безбожных изменник, и тогда ему прилучися держать в шуйце своей убрус шит златом и серебром пряденым, и тогда оставиша в руце его, и сие бяше цело и невредимо, яко у живаго в руже держимо: в друзей же приключишася плод, глаголемый орехи»…

В «Рукописи Филарета» не говорится о тех чувствах, что испытывал сам митрополит Филарет, когда увидел словно бы живое лицо царевича, не потерявшее блеска жемчужное ожерелье, шитый платок в левой руке, орех, найденный у святого отрока в правой руке и с ним положенный в могилу…

Но откуда тогда странное волнение, которое пронизывает весь этот текст? Снова дано было Филарету заглянуть почти на четыре столетия вперед, когда повторится история мощей царевича Димитрия со святыми мощами далеких праправнуков самого Филарета…

И снова, как при вручении ему Григорием Отрепьевым Ипатьевского монастыря, не смог Филарет прозреть, не хватило веры прозреть то, что назначено было прозреть…



9.


К правлению Василия Шуйского относится хождение Иринарха в Москву.

В тонком сне, между молитвами, увидел преподобный затворник объятое огнем Московское царство. Смотрел на югна юге полыхали города и села, смотрел на северна севере бушевал огонь, неслись из дыма голоса православных, зовущих на помощь. На востоке горело и на западе... Всю страну охватывал взглядом святой Иринарх, и вся страна была пленена Литвой и пожжена....

Заплакал Иринарх, ужаснувшись видению разорения Божиих церквей. Так и проснулся в слезах.

И облистал его свет, заполнил сиянием тесную келью, и раздался Голос:

-- Поди к Москве и поведай, что все так будет!

Крестным знамением осенил себя Иринарх, сотворил молитву, и снова раздался голос:

-- Так будет!

-- Господи Иисусе Христе, сыне Божий! - перекрестившись, сказал Иринарх. -- Помилуй меня грешнаго от искушения: яраб Отца и Сына и Святого Духа и не желаю ничего на свете сем видеть!

-- Не ослушайся и делай по сему гласу! -- в третий раз прозвучал Голос. -- Все будет так роду сему непокорливому!



И тогда, впервые покинул затвор Иринарх.

С благословения игумена вместе с учеником своим Александром отправился в Москву, чтобы возвестить царю Василию Шуйскому страшное будущее, которое ожидало Русское царство...



Очевидно, что видение Иринарха можно датировать от второй половиной 1606 года (начало правления Шуйского) до весны 1608 года, когда началось широкое наступление отрядов Лжедмитрия Второго.

Еще вероятней ограничить этот промежуток временииюлем 1607 года. Это тогда в Стародубе объявился «тушинский вор», и пророчество преподобного Иринарха, уже переставало быть пророчеством…

Учитывая, что, прощаясь со святым Иринархом, царь Василий Шуйский, как утверждает Житие, приказал дать старцу свой возок, понятно, что речь идет в зиме 1606-1607 годов…

В Москве Иринарх провел всего один день.

Его ученик Александр свидетельствовал, что прибыли они в Москву до рассвета. Пошли в Успенскую церковь и дали знать государю, что хотели бы беседовать. Государь приказал Иринарху быть в Благовещенском соборе.

Там и состоялась встреча.

Царь был поражен великими «трудами», что нёс на себе Иринарх.

-- Откуда ты, старче?поцеловав Иринарха, -- спросил он. -- Какая ко мне надобность?

-- Господь Бог открыл мне, грешному старцу, страшное видение. Видел я Москву, плененную ляхами, и все Российское государство... И вот, оставя многолетнее сидение в темнице, пришел к тебе возвестить это. Стой за веру Христову, государь, мужеством и правдой...

«Сказав сие, -- говорится в Житии, -- Иринарх направился вон из церкви. Царь Василий Иоаннович взял старца под руку, а ученик его Александр под другую».

Житие ничего не говорит, присутствовал ли при беседе Иринарха с царем патриарх Гермоген.

Ничего не говорится и о последствиях, которые имела эта беседа.

Впрочем, о последствиях мы можем узнать, взглянув на хронологию зимы 1606-1607 года.



2 декабря 1606 года. В сражение под Коломенским разгромлены повстанцы Болотникова. Болотников отступает к Калуге.

14 февраля 1607 года. В Москву из ссылки возвращен патриарх Иов.

16 февраля. Патриархи Гермоген и Иов обратились к народу с воззванием.

«А что вы целовали крест царю Борису и потом царевичу Федору и крестное целование преступили, в тех во всех и нынешних клятвах я, Гермоген, и я, смиренный Иов, по данной нам благодати вас прощаем и разрешаем, а вы нас Бога ради также простите в нашем заклинании к вам и если кому какую-нибудь грубость показали».



Никак не сближая эти события духовной жизни России с посещением Москвы Иринархом и его пророчеством о будущих испытаниях, тем ни менее не замечать связи мы не можем.

Зима 1606-1607 годов очевидная, -- но увы! -- не удавшаяся попытка вырваться из-под тяжкого бремени клятвопреступлений, освободиться от сжигающего души властолюбия, алчности и злобы.

И, возможно, потому и было столь кратким пребывание Иринарха в Москве, потому и заспешил он, хотя и был обласкан государем, покинуть Кремль, что слишком ясно прозирал своим духовным зрением, всю безуспешность предпринятых попыток.

Еще слишком круто бродила закваска порочных страстей, еще слишком слаб был в людях страх Божий, еще не выпила Русь положенную ей чашу испытании, еще слишком много требовалось молитв, чтобы спасти Русь...



Любопытно, что с путешествием преподобного Иринарха из Борисо-Глебского монастыря в Москву совпадает указ царя Василия Шуйского о высылке из Москвы в Борисо-Глебский монастырь католического миссионера, патера Николая де Мело.

Около двадцати лет патер провел в странствиях по Индии. Из Индии Николай де Мело при Борисе Годунове прибыл в Россию и был сослан в Соловецкий монастырь… Самозванец Лжедмитрий, приказал вернуть его в Москву и здесь в Москве и обретался миссионер, на службе у Григория Отрепьева и Мнишеков… Им он продолжал служить и после смерти Отрепьева.



После взятия Тулы Гермоген уговаривал Шуйского не медлить с подавлением мятежа в украйных городках, но бояре не позволили царю Василию последовать мудрому совету. Не нужно было боярам спокойствие в государстве, настояли они, чтобы Шуйский распустил войско на отдых…

И случилось то, что и должно было случиться…

Вбирая рассеявшиеся после разгрома Ивана Болотникова казачьи шайки, усиливаясь польскими отрядами Яна Сапеги и Александра Лисовского войско самозванца, нанесло поражение Василию Шуйскому и встало на подступах к Москве в Тушине.

Не только в князьях и боярах появилась тогда расшатанность, но и в простых людях.

«И разделились, как чернь, так и знать…свидетельствует летописец.Один брат в Москве с царем Василием в осаде, а другойв Тушине с вором. Отецв Москве, сынв Тушине. И сходились ежедневно они на битву, сын против отца и брат против брата».

Вскоре в Тушине объявилась Марина Мнишек. Она объявила, что выкрест Богданко и есть ее супругцарь Димитрий.

Признали в Богданко прежнего самозванца и недовольные Шуйским сановникиД.Т. Трубецкой и Д.М. Черкасский, М.М. Бутурлин и Р.П. Шаховский.



10.


В октябре 1608 года Ян Сапега стремительным маршем вошел в Ростов.

Цель походазахватить митрополита Филарета.

Дальше начинается темная и запутанная история, в результате которой захваченный поляками Филарет принимает из рук самозванца сан патриарха.

Поскольку в дальнейшем Филарету предстояло стать основателем династии Романовых, момент этот в исторических исследованиях всячески затушевывался.

Но факт остается фактом.

Почти все они были родственниками Романовых, и теперь в Тушине не хватало для комплекта только самого Филарета.

За ним и отправился в Ростов польский отряд Яна Сапеги.

По дороге к полякам присоединились переяславцы, которые не желали упустить случай поквитаться с ростовчанами.

Историки эпизод пленения ростовского митрополита описывают, не жалея героических красок…

Нам же представляются важными два момента.

Почему Филарет стремился остаться в незащищенном Ростове, где горожане жили просто, совету и обереганья не имея?

Сюжет летописи, описывающей «пленение» Филарета явно перекликается с рассказом о пленении Марины Мнишек. По дороге из Ярославля она прикинулась больной, чтобы задержаться, пока ее не «захватил» тушинский вор…

Второй момент, на котором стоило бы остановиться, это хлеб и соль, которыми пытается встретить митрополит Филарет ломящихся в церковь грабителей.

Н.М. Карамзин и митрополит Макарий стыдливо упускают эту подробность, а менее осторожные апологеты Романовых пускаются в объяснения, дескать, Филарет желал защитить Ростов от набега польской шайки и, привечая посланцев самозванца хлебом солью, хотел утихомирить грабителей смирением своим…

Увы… Лукавят тут наши уважаемые историки. Поднося тушинцам хлеб-соль, Филарет не о спасении Ростова думал. Подобно своим давним знакомцам Мнишекам, радовался он, что, наконец-то попадет к тушинскому вору …

Митрополит Филарет, который в свое время не сумел узнать в Лжедмитрии Первом своего дворового человека Гришку Отрепьева, теперь сумел узнать в еврее Богданко убитого Лжедмитрия Первого.

И сейчас новоявленный патриарх совершал клятвопреступление не только против России, не только против царя Василия Шуйского, но и против святого царевича Димитрия, нетленные мощи которого сам перевозил 3 июня 1606 года в Москву из Углича.

Версии добровольного перехода Филарета (Романова) на сторону Тушинского вора несколько противоречит рассказ об унижениях, которым подвергался митрополит по дороге в Тушино…

Однако тут мы должны вспомнить о «исторической», как выразился С.М. Соловьев, вражде Переяславля к Ростову. Возможно, что эту «историческую» вражду и пришлось испытать Филарету на себе… Да и едва ли простодушные переяславцы могли испытывать уважение к архиерею, переметнувшемуся к тушинскому царьку…

Чему тут удивляться.

За все надобно платить.

Но не долго мучился Филарет…

В Тушине судьба его сразу переменилась. Царек Богданко тоже проявил к Филарету Никитичу милость. Он провозгласил его - патриархом. Возведение Филарета (Романова) в патриархи и дальнейшая служба его у шкловского царька - самая позорная страница в истории династии Романовых.



И еще одну трехсаженную железную цель повесил тогда на себя Иринарх.

Келья, где сидел он, мала была. От стены до стены рукою достать можно. В одном конце кельи за монастырскую стену оконце, в другом дверь, И ни постели, ни печи в келье…

Совершая свой стремительный бросок на Ростов, Сапега побывал в Борисо-Глебском монастыре. Когда Сапеге доложили, что в монастыре, скованный цепями, сидит старец, поляк решил поглядеть на него.

В накинутой на плечи шубе встал в дверях кельи.

Мерзлым холодом дохнуло на него от закованного в тяжелые цепи босого старца.

Поежился Сапега.

-- Как терпишь ты, старче, такую муку в темнице? -- спросил он. -- Лютый холод у тебя.

Мог бы ответить Иринарх, что молитва согревает, но не слышал польский пан его молитву.

-- Для Бога терплю... -- сказал Иринарх. -- А ты, пан, попадай домой. На смерть замерзнешь, коли на Руси задержишься.

Осторожно тронул Сапегу за рукав подручный. Прошептал, докладывая:

-- Сказывают, что сколько не принуждали, не хочет молиться этот старец за короля польского. Говорит, я на Руси рожден, на Руси крещен, за русского царя и Богу молюсь.

-- Правильно говорит... -- думая о своем, сказал Сапега. -- В какой земле жить, тому царю и прямить.

-- Так он и за царя Дмитрия молиться не хочет! -- не унимался доносчик.

-- За царька? -- раздраженно спросил Сапега. -- За которого?

-- За обоих царьков не молиться... -- начал было доносчик и осекся. -- Оттолкнув его плечом, вышел Сапега из мерзлой кельи.

Не оглядываясь, зашагал к саням. Остановился. Поманил проходившего мимо монаха, сунул пять рублей.

-- Велика правда в батьке! - сказал он. - Передай это ему…



Не исполнил совета Иринарха Ян Сапега.

Долго и удачливо воевал он на Руси.

В 1611 году сумел прорваться с обозом в осажденный московский Кремль, и уже там занемог и умер...



Прикованный цепями, безвыходно сидел Иринарх в убогой келье, а вера в силу его святых молитв распространялась по всей Руси. Шли к Иринарху нищие и убогие, всесильные князья присылали за благословением…

Весной 1609 года, когда совсем тяжко стало на Руси, прислал за благословением к Иринарху собирающийся выступать в поход на самозванца князь Михаил Скопин-Шуйский.

Благословение и свой крест послал юному князю затворник Иринарх.

И вот в многолетней череде измен и предательств, бездарной нерешительности и себялюбивой мешкотни, как будто из совсем другого времениблистательный поход князя Михаила Скопина-Шуйского…

17 июня 1609 года. Разгром тушинцев под Торжком.

11-13 июля. Разгром Тушинцев у Твери.

9 октября. Войска М.В. Скопина-Шуйского освободили Александровскую слободу.

12 января 1610 года. Войска Скопина-Шуйского разгромили поляков и сняли осаду с Троице-Сергиевой лавры.

Конец февраля. Бегство Лжедмитрия Второго и Марины Мнишек.

Первые числа марта. Михаил Ружинский поджег стан в Тушино. Русские тушинцы разделились. Одни поехали с повинной в Москву, другиев Калугу, к Лжедмитрию.

12 марта. Торжественный въезд М.В. Скопина-Шуйского в освобожденную Москву.



О, как ликовала Москва! Наконец-то, явился среди погрязших в трясине интриг и клятвопреступлений бояр, юный герой, незапятнанный предательством, осиянный славою победителя...

И не вынесли этого завистливые боярские сердца.

23 апреля, на крестинах у князя Ивана Михайловича Воротынского, дочь Малюты Скуратова поднесла юному освободителю Москвы кубок с отравленным вином. Прямо на пиршестве полилась из носа князя кровь. Его отнесли в постель, с которой он уже не вставал.

Две недели умирал князь…

В эти дни и пришел присланный Иринархом инок Александр.

-- Вороти крест, княже... -- передал он просьбу Иринарха. -- Другому теперь потребен этот крест будет.

Князь Михаил вернул крест и просил Александра отвезти отшельнику Иринарху даров от него...



11.


Крест, возвращенный умирающим князем Михаилом, Иринарх снова поставил в келье.

Некому было нести этот крест.

Никому не по силам.

Еще долго надо было молиться, чтобы появился герой, способный взять этот крест...

После гибели Скопина-Шуйского снова погрузилась Русь в пучину смуты.

Все новые и новые самозванцы восставали повсюду…

Предательством и боярской изменой удалось свести с престола царя Василия Шуйского… Отослали его полякам, требуя на царство королевича Владислава,

Снова приходили поляки в Борисо-Глебский монастырь.

Десять недель стояли тут.

Сын воеводы Яна Каменского зашел в келью старца.

-- Благослови, отче! - попросил он.

-- А чего пан Сапега не приходит? -- спросил Иринарх.

-- Убит Сапега, как и говорил ты...

Тяжело звякнули кресты, загремели цепи, когда поднимал для благословения руку святой Иринарх.

-- Благословляю, -- сказал он. -- Иди домой в Польшу, а то и тебя, как Сапегу, судьба ждет...

И сам воевода Ян Каминский пришел благословиться у старца.

И его благословил Иринарх возвращаться в Польшу…



Как утверждают исследователи, преподобный Иринарх носил на себе, не снимая, 161 килограмм «праведных трудов». [После кончины преподобного «труды» хранились в монастыре, но в 1840 году часть их передали церкви села Кандакова. Там «железо» находилось почти целое столетие до пожара церкви в 1931 году. Тогда вериги были переданы в церковь села Губочево, где след их и терялся, и только недавно стараниями краеведа М.В. Мартышева их разыскали у местных жителей и возвратили в монастырь. Вириги эти считаются целебными. Из одевают, чтобы получить исцеление.

На следующий день снова явились мучители в келью Иринарха.

Четверо из них схватили отшельника под руки и поволокли на улицу, а игумен с пятью помощниками потащил следом тяжелую цепь, которой был прикован Иринарх.]

.

Духовной силе его и святости поражались все видевшие его. И никто, даже злые иноплеменники, не осмеливались обидеть святого.

Обиды терпел Иринарх только от своей монастырской братии.

И это еще одно свидетельство высокой святости Иринарха.

Увы… Людей несовершенных святость обжигает, как жжет грешников огонь Божественной Любви. Грешным людям лучше наблюдать святость издалека, только на короткое время прикасаясь к ней, а жить рядом со святым не под силу грешнику.

Так и было с братией Иринарха.

Новые гонения воздвиг на него новый игумен Симеон.

Он приказал Иринарху являться вместе с братией в церковь на службу. Но, нося «железные труды» старец и по келье передвигался с трудом, день и ночь иссушал плоть в посте и молитве.

И тогда «жестокосердный Симеон» превзошел лютостью и неверных. Первым делом он отобрал у старца все его скудные припасы.

Когда ученик сказал Иринарху, что все перерыли, а мед -- вот радость-то! -- не углядели, старец велел идти к игумену и сказать об этом.

Игумен послал человека забрать и мед,

Но это было лишь начало гонений...

Когда волокли Иринарха, выломали ему руку, а потом в цепях бросили возле церкви. Здесь Иринарх пролежал девять часов, молясь Господу, чтобы не поставил сего гонителям его во грех, ибо всуе мятутся, не ведая, что творят...



Житие святого рассказывает, что когда искалеченный Иринарх лежал на земле возле церкви, явился юноша в светлых ризах и сказал:

-- Услышал Бог молитву твою и терпение твое: если испросить чего, будет дано тебе!

И после, когда перенесли Иринарха назад в келью, снова раздался Голос:

-- Дерзай, страдалец мой. Я с тобой всегда. Я ждал твоего подвига и терпению твоему дивились ангелы. Теперь уже больше не будет на тебя гонений, но ждет тебя уготованное тебе место в Царствии Небесном!

Неразумно связывать эти откровения со скорым удалением из монастыря игумена Симеона...

Другие, более важные события происходили на Руси...



Известно, что Иринарх послал благословение и просфору князю Пожарскому, остановившемуся в Ярославле со своим ополчением

-- Ступайте под Москву и не бойтесь Заруцкого... -- велел передать старец. -- И узрите славу Божию!

Уже на пути к Москве Дмитрий Михайлович Пожарский и Косма Минин остановились в Ростове, чтобы побывать в Борисо-Глебском монастыре и лично получить благословение Иринарха.

Загремев цепями, взял преподобный свой Поклонный крест.

-- Да явит Господь милость свою,сказал он, вручая святыню князю. - Да пособит вам, очистить Москву от великия скорби.

Это был тот самый крест, что посылал Иринарх князю Михаилу Скопину-Шуйскому.

-- Дерзайте! -- благословляя князя Пожарского и гражданина Минина, сказал Иринарх. -- Не страшитеся ничего! Бог вам в помощь!



И сбылись, сбылись слова Откровения сделанного Иринарху: «Если испросишь чего, будет дано тебе!»

Уже близок был день освобождения Москвы, день 22 октября 1612 года, который принято считать днем завершения Смуты...

И когда вглядываешься в обремененные «железными трудами» и заполненные горячими молитвами годы Жития преподобного Иринарха, открывается величественная картина, совершаемого по Божией Воле пути...



«Здесь спасешься!»услышал начинающий иноческий путь Иринарх, когда принял решение уйти на Соловки.

Двадцать пять лет иноческих подвигов и искушений, трудов и смирения отделяют этот день от первого появления Иринарха на исторической сцене, когда возвестит он в Благовещенской церкви царю Василию Шуйскому свое видение о пленении Литвою Руси.

И проходит еще три, проведенных в «железных трудах» затвора года, и снова является Иринарх на исторической сцене, посылая благословение и крест блистательному русскому полководцу князю Михаилу Скопину-Шуйскому.

Князь сумел пронести Иринархов крест в Москву, где и погиб, отравленный завистниками...

Какие боярские грехи черную зависть, клятвопреступления, дьявольскую гордыню и себялюбие намешала в чашу дочь Малюты Скуратова?

И вот прошло еще три года тяжкого молитвенного труда Иринарха, прежде чем открылось ему, что услышана Богом молитва и сказано: «Если испросишь чего, будет дано тебе!»

И разве трудно понять, чего испрашивал преподобный Иринарх, благословляя Минина и Пожарского и вручая свой поклонный крест.



12.


Близко, уместившись в пространство двух лет, сошлись три даты…

В 1578 году родился Дмитрий Михайлович Пожарский, будущий освободитель Москвы.

В этом же 1578 году в Ростовском Борисо-Глебском монастыре принял постриг тридцатилетний Илия, нареченный в монашестве именем Иринарх...

А на следующий год случился в Казани большой пожар, после которого была обретена на пепелище Чудотворная Икона Божией Матери, получившая название Казанской...



Три даты...

Три события, из которых предстоит произрасти спасению нашего Отчества от разрушительной смуты, в которую ввергли его властолюбие, алчность, разврат и своеволие...

Оглядываясь сейчас, четыре столетия спустя, на те события, в самой одновременности их различаем мы образ русского спасения.

Вот три необходимые составляющие его…

Воинская доблесть, смирение и подвижничество, Божия помощь.



Блистательным образом было подтверждено это 22 октября 1612 года, когда загудели колокола в московских церквях, и двинулись на штурм Китай-города ратники князя Дмитрия Пожарского. Единым приступом были взяты тогда стены и поляки укрылись в Кремле, чтобы через три дня сдаться на милость победителей.

На этот день установлен Русской Православной Церковью праздник Казанской иконы Божией Матери.

Чудотворный образ сопровождал ополчение Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского на всем его пути до Москвы. Перед последним штурмом русские ратники молились у Чудотворной Иконы, прикладывались кресту, которым благословил князя Пожарского на поход затворник Иринарх...



Воинскую доблесть олицетворял в тот великий день России - князь Дмитрий Пожарский и его ополченцы. Божию помощь - Образ чудотворной иконы Казанской Божией Матери, смирение, подвижничество и покаяние, крест преподобного Иринарха.



Его земная жизнь завершилась с окончанием Смуты.

Символичен и этот факт.

Преподобный Иринарх принадлежал к прежней, Святой Руси, а с воцарением династии Романовых начиналась новая Россия - Россия, которую не знали люди, подобные Иринарху...

Россия, которая не желала знать подобных ему людей…



«Не говорю и не думаю, чтобы древние Россияне под Великокняжеским ми Царским правлением были вообще лучше нас, - писал Н.М. Карамзин.Не только в сведениях, но и в некоторых нравственных отношениях мы превосходнее, т. е. иногда стыдимся, чего они не стыдились, и что действительно порочно, однакож должно согласиться, что мы с приобретением добродетелей человеческих утратили гражданския. Имя Русскаго имеет ли теперь для нас ту силу неисповедимую, какую оно имело прежде? И весьма естественно: деды наши, уже в царствование Михаила и сына его присваивая себе многия выгоды иноземных обычаев, все еще оставались в тех мыслях, что правоверный Россиянин есть совершеннейший гражданин в мире, а Святая Русь -- первое Государство. Пусть назовут то заблуждением; но как оно благоприятствовало любви к Отечеству и нравственной силе онаго! Теперь же, более ста лет находясь в школе иноземцев, без дерзости можем ли похвалиться своим Гражданским достоинством? Некогда называли мы всех иных Европейцев неверными, теперь называем братьями; спрашиваю: кому бы легче было покорить Россию -- неверным или братьям? -- т. е. кому бы она, по вероятности, долженствовала более противиться? При Царе Михаиле или Феодоре Вельможа Российский, обязанный всем Отечеству, мог ли бы с веселым сердцем навеки оставить его, чтобы в Париже, в Лондоне, Вене спокойно читать в газетах о наших Государственных опасностях? Мы стали гражданами мира, но перестали быть, в некоторых случаях, гражданами России. Виною Петр.

Он велик без сомнения; но еще мог бы возвеличиться гораздо более, когда бы нашел способ просветить ум Россиян без вреда для их гражданских добродетелей. К несчастию, сей Государь, худо воспитанный, окруженный людьми молодыми, узнал и полюбил Женевца Лефорта, который от бедности заехал в Москву и, весьма естественно, находя Русские обычаи для него странными, говорил ему об них с презрением, а все Европейское возвышал до небес. Вольныя общества Немецкой Слободы, приятныя для необузданной молодости, довершили Лефортово дело и пылкий Монарх с разгоряченным воображением, увидев Европу, захотел сделать Россию Голландией».



В желании сделать из России то Голландию, то Америку, мы многое потеряли и продолжаем терять…

И уже, кажется, и не различить утраченный смысл национального бытия, если не обратиться к нашим святым…

Святые мученики Борис и Глеб, святой благоверный князь Александр Невский, преподобный Сергий Радонежский и его ученики, преподобный Иринарх, затворник ростовского Борисо-Глебского монастыря…

Их жития, их подвиги, их молитвы - это та русская национальная мысль, которую оказалась не способной выразить новая, приспособленная для переводов с французского, русская литература…

Но, не осознав, не восприняв эти мысли, мы всегда будем только проигрывать…

Русский святой. Иринарх, затворник Ростовский Ч.2
Надоело листать страницы? Зарегистрируйтесь и станет удобнее.

Нравится пост? Жми:


Похожие новости
Русский святой. Иринарх, затвор…Всякости к четвергу :)Уютное местечко!Картинки в черной рамке45 лет «Кавказской пленнице»
Все фото приколы и картинки »

РЕГИСТРАЦИЯ НА САЙТЕ ЗА 20 СЕКУНД
Меньше рекламы, добавление новостей, голосование, подарки...



1: 29 апреля 2014 02:03
 
newsmile13

2: 29 апреля 2014 09:16
 
согласна с предыдущим оратором

3: 29 апреля 2014 09:56
 
плюсуем - не стесняемся
Информация
Вы не можете оставлять комментарии к данной новости.

Загрузка. Пожалуйста, подождите...