Копипаст.ру - фото ню, юмор, фото приколы, бесплатные игры, демотиваторы, комиксы, девушка дня Фото приколы   Удивительное   Фото НЮ   Ещё »  

хочу только
эфир   блогород   недельник   лидеры   лучшие   архив   пopно  
Нас уже 74650. 
Подсчет онлайн...
сейчас
+ регистрация / вход

→ В НОВОМ

ПоЧеМу или бомж на борту НЛО (11-14)

19 апреля 2013 в 20:15Блогиby Vi_coolТеги: ПоЧеМу или бомж на борту НЛО (11-15) |
2
рейтинг
4
коммент.

Продолжение повести "ПоЧеМУ"... для тех, кому это интересно.

Блоги. ПоЧеМу или бомж на борту НЛО (11-14). ПоЧеМу или бомж на борту НЛО (11-15)

От автора: Это не дневник и не записки сумасшедшего, а ироничная повесть о том, что может (или не может?) быть. Весело о грустном, или грустно о веселом. Местами банально. Местами нудновато. Местами (надеюсь) смешно.

Итак, 43-х летний бомж неожиданно оказывается на борту инопланетного корабля. Как выясняется в дальнейшем, неизвестно кто из героев повести на самом деле стоит на верхней ступеньки эволюции. И кто из них по настоящему счастлив. Шел 2007 год...


ПоЧеМу или бомж на борту НЛО.

Глава 11. Электричка.

Московское метро, как средство подземного передвижения граждан, не произвело никакого впечатления на солдата-контрактника империи АР. А вот архитектура станции «Сокол», открытой в 1938 году, поразила, или, правильнее сказать, впечатлила. Мрамор, гранит, мозаика, лепнина, купола с нишами…
- Вы, оказывается, умеете строить, - пытался перекричать прибывающий поезд инопланетянин, прицелившись свои ртом прямо в ухо товарищу.
- Да, жетоны для оплаты проезда полтора года назад как отменили, - не расслышал его Вовчик, - А картонки эти постоянно мнутся в кармане.
- Я говорю, красиво тут, - переходя на визг, продолжал СА.
- Да, щас двери откроются и все тупые попрут…, - уши бомжа окончательно заложило.
- Глухня ты немытая!
- Сумка эта не забытая, она того мужика, - с деловым видом продолжал диалог «работник мусорного бачка», тыча замызганной фалангой в толпу на платформе.
- Тьфу! – с нескрываемым раздражением на собеседника солдат плюнул себе под ноги и продублировал, - Глухня!

Внедрение молодого бойца в оболочку бездомного доказывало высокую степень эффективности подобного метода в изучении среды обитания подопытного. Последние пару часов он регулярно выходил на связь с профессором и своим непосредственным командиром – ШЫ. Модуль связи функционировал без помех и каких-либо накладок, отправляя на борт космического судна голограммы и всю телеметрию окружающей среды.
Руководящие операцией с корабля давали ему ценные указания и наставления, но, как правило, они не помогали, а чаще откровенно вредили. Однако «гренадер невидимого фронта» продолжал их скурпулезно выполнять. Являясь полноценной осязаемой составляющей исследования и находясь, так сказать, на передовой, галактический ратник рассчитывал на повышение по службе или, как минимум, премию. Хотя получение внеочередного звания его прельщало больше. Временами же солдата беспокоило перманентное состояние раздвоения его личности. Или неузнаваемость одной ипостаси в глазах другой. И эти нестыковочки оказывали порой на его не до конца созревшее сознание служаки тлетворное воздействие.
Поездка в подземке практически полностью копировала их путешествие, проделанное в «рогатой вагонетке» по поверхности города. Антисанитария и стойкое ядовито-тошнотворное благоухание Вовчика мгновенно сделало свое поганое дело, четко проведя невидимую черту, разделяющую внутреннее помещение вагона на два противоборствующих лагеря. Одна сторона противостояния в количестве двух неопрятных сущностей возводила свои редуты на мягких креслах в положении лежа, а вторая, сгрудившись в большую кучу, терпела присутствие токсичного противника.
- Какая вонь! – возгласы, которые скорее походили на стоны раненых, доносились из окопов оплота чистоты.
- Какая во-о-о-нь, какая вонь.… В проруби пахучий цветок…не тронь! – косоглазый в очередной раз сел на своего конька, импровизируя на тему известной песни группы ЧайФ.
В толчее кого-то стошнило. Кажется, это была женщина лет сорока в строгом сером костюме офисного планктона. Толпа расступилась уже вокруг нее. На парочке пострадавших соседей обнаружились следы недавних утренних желудочных процессов. Обстановка молниеносно приобрела сочный привкус мяса во фритюре. Иными словами - запахло жареным.
- Сергеич, кажись пора удочки сматывать, - крикнул во весь голос Вовчик через сквозной проход между сидячими местами, где прямо напротив него прикорнул напарник.
- Чего?
В этот самый момент двое крепко сбитых молодых людей уже начали движение, продираясь промеж стиснутых тел пассажиров в сторону бездомных. Парни, по всей видимости, водили дружбу не только по конкретному несчастью, разукрашенному беспорядочными пятнами испачканной одежды, но и приятельствовали в повседневной жизни. Их вид демонстрировал решительность и твердость в намерениях. Невысокий губитель атмосферы уже смекнул, что их ожидает через несколько мгновений, и тащил за собой к выходу СА. Поезд к этому времени успел миновать две промежуточные остановки и приближался к конечному пункту маршрута – станции «Речной Вокзал». До открытия дверей оставалась череда томительных секунд ожидания, растянувшихся для «аристократов нечистот» на целую вечность.
- Руками они нас лапать не будут. Зуб даю, - косоглазый провел ногтем большого пальца по шее, рисуя траекторию движения воображаемого ножа.
- Почему-то хочется верить твоем беззубому рту.
- Ага, - тело Вовчика инстинктивно вдавилось в холодную поверхность с надписью «НЕ ПРИСЛОНЯТЬСЯ». Копия Ермакова косила одним глазом назад, оценивая стремительно сокращающееся расстояние между оппонентами.…Два синхронных удара ног нападавших совпали с открытием створок дверей. Придав бомжам ускорение, парни молча наблюдали за их исчезающим пятками, мелькающими из-под зудящих ягодиц. Голос из репродуктора процитировал: «Поезд дальше не пойдет. Просьба освободить вагоны». Пассажиры облегченно вздохнули и начали неторопливо покидать состав.
- Ты мыться иногда не пробовал? – переводя дух на поверхности и наряду с этим оценивая обстановку на улице Фестивальная, шипело уязвленное самолюбие военного.
- Сам лучше что ли? – парировал бродяга, который пониже ростом, - Интеллигенция. Если свой свитер постирал, то уже чистюлей себя возомнил. Вот доберемся до полигона в Солнечногорске, там и помоюсь, и постираюсь. Может, даже бороду состригу. Хотя нет. Борода придает солидности среди нашего брата. И вообще, я фанат Зи Зи Топ-ов!
- Куда теперь?
- Тут рядом. До станции Ховрино. Пешком пол часа. Если на автобусе, то восемь остановок. Но деньги нужны, да и если снова мою «Шанель» из ботинок унюхают…
- Лучше пешком.
- Вот и я про то же.
СА еще никто и никогда так не унижал. Даже в учебном корпусе легиона. Учителя-ГЫ, преподающие военное искусство, обходились с новичками сурово, но всегда ограничивались исключительно крепким словцом. Максимальным наказанием считалась заброска в дикие джунгли планеты ЙА, где водились животные-монстры БУ-ИФы, съедающие свою жертву за 10-20 микро витков. Если наказуемому удавалось вернуться назад, то инцидент считался исчерпанным и новобранец спасал свою честь. Его же десантировали дважды, и дважды он выходил целым и невредимым, не считая пары шрамов. «Не было возможности,…не мог я…провалил бы задание,…если б ответил», - искал себе оправдание солдат, - «В следующий раз покажу этим человекообразным!»
- Ладно, не парься. Подумаешь, зад немного отрихтовали. Не впервой, - заметив по хмурому выражению лица товарища, что шпилька бесчестия уязвила его в самое сердце, попытался подбодрить Володька. Рука сердобольного бродяги похлопала по плечу соплеменника, - Радуйся, что ребра целы и голова на месте. Сам знаешь, что на обиженных кладут.
- Проехали.
Еще минут двадцать они шли молча. Пересекли улицу Лавочкина и Петрозаводскую. Тандем возглавлял косоглазый, шедший чуть впереди. Петляя по всему пространству пешеходной дорожки, мимоходом исследовал содержимое урн и поверхность тротуара. Ему удалось отыскать только пустой полиэтиленовый пакет, да две алюминиевых банки из-под газировки. Но даже расшаркивая ногами или разгребая руками мусор, и выискивая что-нибудь ценное, что можно в дальнейшем пригодиться для извлечения выгоды, он не забывал удостовериться, что Колян неторопливо следует за ним. Однако, мы то с вами знаем, что вышагивал по тротуару не Ермаков, а его точная копия. Пройдя еще некоторое расстояние, они стали справа обходить усадьбу Головиных, ныне это парк, в народе именуемую Грачёвка - производная от фамилии последнего владельца, купца Грачева. Когда Вован обратил внимание, что звук шагов напарника исчез, то повернулся назад. Николай медленно пятился тылом и, растопырив руки, изображал Брюса Ли в боевом танце. Новоиспеченный Брюс Ли зашипел:
- Это детеныш БУ-ИФа. Иди ко мне. Медленно. Не оборачивайся. Будет битва. Кровавая.
От змеиных звуков новоиспеченного «бойца восточных единоборств» бомжу с пакетом в руке стало как-то не по себе, но он все же решил повернуть голову в исходное положение, чтобы подробнее исследовать пространство впереди себя. По тротуару по направлению к ним бежал крупный пес, виляя хвостом.
- Ты опять за свое, Сергеич? Дурка по тебе плачет. Какие, на хрен, буи? Это собака. Глаза свои протри! Точно тебе говорю! Опять крыша поехала? – покрутил пальцем у виска бомж.
- Эй, мохнатый коврик! На-на, иди сюда! – на этот раз Вовчик позвал четвероногого, вытянув одну руку вперед и пару раз свистнув.
- СО-БА-КА? – неуверенно выговаривая слога, переспросил СА.
- Ага. СО-БА-КА, - подтрунивал коротышка, копируя интонацию. Солдат немедленно мысленно активировал модуль связи, чтобы получить подробную информацию от профессора ЧЕ. Тот на удивление быстро подтвердил, что такое существо действительно обитает на данной планете. Что оно иногда бывает агрессивным, но в целом вполне безобидно. И что люди даже заводят его у себя в жилищах, как друга, охранника дома или в декоративных целях.
- Собака – друг человека. Припоминаю, кажется. Оно,… какого пола?
- Самец, - гордо заявил «инспектор трущоб», слегка приподняв хвост и мгновенно оценив животное с тыльной стороны. А, потрепав его за холку, добавил, - У него нет ошейника. Значит наш брат, бродяга.
- Если оно тебе нравится, то забирай себе, а я иду дальше, - не обращая внимания на физиологическое уточнение, заявил СА.
- Зачем он мне…? А ну пошел, пошел отсюдава! – оттолкнул от себя пса Вовка.
Инопланетянин стал обходить «двух бездомных млекопитающих» за три версты, размышляя: «Все равно не доверяю этому зверю. Хороший БУ-ИФ – мертвый БУ-ИФ». Косоглазый догнал служивого, и они двинули дальше, псина семенила сзади на почтительном расстоянии.
- Не отстает, - волновался СА, постоянно оглядываясь.
- Не боись, он правильный пацан. Скоро поймет, что у нас жрать нечего и пойдет своей дорогой. А мы навестим Фонаря и потом зайцами поедем на электричке.
- Зайцами? - солдат снова уперся в тупик собственных умозаключений, - Кем или зачем?
- Мы заглянем к Фонарю, там тебя поправим и поедем… Чух-чух, - руки Вовчика изобразили попеременные движения поршней паровоза, - А то тебя снова заклинит.
- А фонарь – это кто или что?
- Фонарь – это Фонарь. Увидишь.
«Не совсем сладкая парочка» вышла на Зеленоградскую улицу, обойдя против часовой стрелки Грачёвку, и очутилась где-то в районе частных гаражей. Пройдя между двумя из этих зеленовато-ржавых одноэтажных строений, они уперлись в белый забор. Вовчик вытащил откуда-то из кустов металлическую лестницу с двумя крючками на верхней части. Зацепил это приспособление, целиком состоящее из кусков арматуры и надежно скрепленное сварочным аппаратом, при участии чьих-то заботливых рук, за верхний край ограждения.
- Прошу, Вас, сэр, - склонился в позе лакея улыбающийся бомж, указывая одной рукой направление.
- Что там? – неохотно спросил СА, преодолевая препятствие.
- Железная дорога, - последовал ответ, - А наш блохастый конвой, походу, отстал.

Фонарь организовал свой дом из досок и картона с другой стороны белого забора, недалеко от станции. Жил он мелким воровством и попрошайничеством. Когда его нашли два наших путешественника, тот преспокойно спал в своем убежище, высунув босые ноги наружу.
- Подъем! Гости пришли, - Вован дернул спящего за ступню. Из шалаша высунулась сонная лысая башка с двухнедельной небритостью на морде лица.
- Кого черт принес?
- Свои, - прореженный временем рот широко улыбался.
- Здорово, Шило. Чего надо? – безволосый череп кивнул головой давнему знакомому и одновременно пристально изучал второго пришедшего.
- Мы не надолго. Топливо есть? – взял быка за рога низкорослый, - А это Колька, мой кореш. Так что нет парься. Боевой единице с борта «Ту-246» стало совершенно очевидно, почему именно такую кличку носило наголо стриженое туловище. Под обеими его глазницами, переливаясь всеми оттенками сине-фиолетовой части спектра света, горели два огромных фингала. Для верности он сверил эти данные с информацией в электронной библиотеке, вшитой в его сознание: «Бесспорно. Это гематомы. Еще их называют синяками».
- Ты мне чекушку с прошлого раза должен, - прищурил один глаз лысый.
- Жмот. Прямо сейчас едем на полигон. Разбогатею – сразу все отдадим, до капли, - торговался Вовчик.
- Ладно. Я сегодня добрый. Давеча нацедил тут из одной цистерны малек. Держи.
- Спирт? – страдающий небольшой косинкой, резко вдохнул пары алкоголя из открытого горлышка четвертинки. Затем протянул склянку солдату, - Давай. Пара глотков спасет твои мозги от воспаления.
- Мы на станцию. Гудбай, - низкорослый кинул на прощание дежурную фразу сонной голове и махнул рукой. Та в свою очередь ответила: «Покеда» и скрылась в глубине лачуги.
СА сделал два больших глотка из бутылки прямо на ходу. Не каждый пропоец из числа земных почитателей Бахуса способен на это. Сказать, что иноземный организм получил сильнейший стресс – значит не сказать ничего. Спирт рвался наружу, глаза лезли из орбит, испарина покрывала кожу,… но боец не дрогнул. Пузырь Вован все же успел отнять и тремя глотками уничтожил оставшееся содержимое. Гуманоиды с планеты ОМ так же, как и земляне имели белковое строение тел, однако их обменные процессы протекают гораздо быстрее. Поэтому состояние благодушия и приподнятого настроения накрывало пришельца стремительно и требовало немедленно начать диалог, и уже не важно с кем.

Пара бродяг вместе с другими клиентами РЖД ожидала электричку Москва - Тверь на платформе Ховрино. Опьяневший дубликат Николая Ермакова во все стороны фонтанировал словесными испражнениями, а его спутник безуспешно пытался этот Авгиев источник заткнуть.
- Эка как тебя развезло, - похрюкивая, потешался над пьяным спутником Вовчик.
- УН СИ ЭСссс… КЕ ОМ ДАааа…, - напевал СА.
- Так. Кель манда. Слушай меня сюда.
- УН ИХ ПИиии… Ииии… Я тебя люблю! – солдат настойчиво лез обниматься с коллегой.
- Стоп! Алло! Входим в паровоз. Сажаю тебя на скамейку. Вот, держи пакет с пустыми банками. Ты меня сидишь и ждешь. Попробую копейку заработать. Включу «сами мы не местные», может добрые самаритяне раскошелятся. А ты меня ждешь. Понял, нет?
- Уууу… аааа…
- Ладно, солист Ла Скалы, электричка приехала. Заходим. Остановка всего одна минута.
Вместе с другими пассажирами они вошли внутрь через передние двери вагона. Короткий поддерживал более высокого - тот с трудом удерживал равновесие. В задние двери этого же вагона в самый последний момент запрыгнул черный пес, когда створки уже закрывались.
Пара минут потребовалась, чтобы поместить гостя с другой планеты на свободное место, любезно предоставленное ретировавшимся пассажиром, не очень уживающимся с «людьми улиц». А бомж без полного комплекта зубов, освободившись от нетрезвой обузы, тут же отправился попрошайничать в головную часть состава. Свежесделанный Сергеич минут пять сидел тихо, привыкая к обстановке, но отсутствие собеседников его продолжало угнетать. Он привстал и оглянулся вокруг. Нескольким гражданам не хватило места на скамейках, остальные сидя занимались своими делами. Читали газеты, смотрели в окно, кто-то лузгал семечки, кто-то слушал музыку в наушниках…
- Прошу вашего внимания! – неухоженное существо медленно восходило на воображаемую трибуну, занимая свободное место в проходе, - Приветствую вас, земляне! Услышав возбужденный голос и оценив взглядами «докладчика», пассажиры встрепенулись и заерзали на своих местах, предвкушая начало увлекательного представления.
- Я прибыл к вам из созвездия АР, - пошатывался посланец звезд, - Мне тут очень нравится. Вы все такие…
- Няшки, - громким голосом закончила мысль молодая девушка, сидевшая у окна. Послышался хохот.
- Выражение мне незнакомо, но, наверное, так и есть. Мне очень хорошо и я хочу вам спеть…, - бродяга закатил глаза, выдерживая паузу. Послышались аплодисменты.
- БАааа-РЫ-НЯ, БА-РЫ-НЯааа…СУ-ДА-РЫ-НЯ, БА-РЫ-НЯааа., - хмельной солист принялся подтанцовывать.
- ДЫ-ЧЕ-ОН, АД-ПА-СЫыыы… нельзя с милым целоваться, можно только обниматься. УН-НИ-СИ-ЭС… КЕ ОМ ДАааа…. Снова послышались рукоплескания.
- Эй, народ, бухай вино! Сорок градусов оно! Люди стали бросать мелкие монеты и купюры прямо в проход. Благодушный молодой человек помог собрать гонорар и засунул его в карман выступавшего. Инопланетянин все еще продолжал петь и танцевать. Никто из участников необыкновенного концерта не заметил, как из соседнего вагона вошла группа агрессивных подростков. Четверо гопников схватили бомжа и потащили в тамбур, а главарь шайки чуть подотстал и, резко развернувшись, предъявил внезапно притихшим пассажирам большой охотничий нож:
- Тихо всем! Он не придал значения тому факту, что из-под самого дальнего сидения салона ощерилась голова бродячего пса.

После фразы одного из напавших: «Этих тварей нужно уничтожать» солдат, наконец, понял, что его ждет. Он стал быстро прикидывать свои шансы: «Их пятеро. Я пьян. Вовчика нет. Помощи ждать не откуда. Нужно использовать эффект неожиданности». В тамбуре усилившийся звук колес электрички быстро отсчитывал время схватки.
- Получай, – стоящий слева от СА нанес удар кулаком в живот, - скотина! Но еще за мгновение до удара вояка успел выпустить дымовую завесу, синтезированную его боевым модулем.
- Откуда дым? Смотрите, бомжара зеленеет, - завопил гопник справа. Тело пришельца стало принимать свои естественные очертания и окраску, а правая «клешня» нанесла первый удар, за ним последовал второй удар с разворота, третий, четвертый.… В рядах нападавших наступило полное замешательство. Естественно, что они никогда не видели гуманоидов, а тем более бездомных гуманоидов. Трое из четверых уже лежали обездвиженные на металлическом полу. Четвертый пятился назад. В этот самый момент главарь ворвался в тамбур. В дымовой завесе он споткнулся и обронил свой нож. С трудом сориентировавшись, выхватил, откуда-то из-за спины бутылку пива и рубанул ею сзади по голове зеленой твари. Последний из его подручных уже что есть мочи убегал прочь.
- Что это такое? – опешил подросток, разглядев, наконец, чудище, медленно сползающее вниз по стенке вагона, - Что бы это ни было, его нужно добить! Рука с бутылкой была готова нанести контрольного удара. Черный пес, словно карающая молния, выскочил из ниоткуда и впился своими клыками в запястье вожака шайки…
Ускользающее сознание пришельца все же успело восстановить маскировочный образ Николая Ермакова, прежде чем не надолго отключиться. Четверо поверженных «детей подворотен», поддерживая друг друга, опасливо покидали поле недавней битвы, постоянно озираясь на бродягу и сидящую рядом с ним собаку-охранника. Их лица выражали недоумение и страх. А пассажиры вагона так никогда и не смогли понять, что случилось за плотной завесой уже развеявшегося дыма.
Вовчик нашел приятеля, сидящего на грязном полу тамбура. Тот осторожно гладил черного пса по голове, приговаривая: «Хороший БУ-ИФ, хороший...»
- Вижу вы скорефанились, да?
- Есть такое.
- Возьмешь его с собой?
- Обязательно…
- Смотри сам. И кормить тоже будешь сам.
На станции «Подсолнечная» разношерстная троица покинула электричку и двинулась
дальше пешком. Им предстояло пройти около двенадцати километров пути. В маленьком магазинчике недалеко от платформы на честно выпрошенные деньги они купили консервы и поллитровку водки в подарок знакомому косоглазого, который обитал на свалке и по его неоднократному утверждению был ему обязан. К трем часам дня они все-таки добрались до пункта назначения – мусорного полигона Хметьево. «Не так уж все и гладко на этой планетке. И это всего лишь первый день пребывания», - решил для себя СА, а трофейный нож на всякий случай припрятал в кармане штанов.

Глава 12. Людмила.

Что мы чувствуем, когда переезжаем в новое жилье? Нас охватывает эйфория и несет на своих плечах, словно какой-то взрослый дядька усадил туда маленького ребенка и показывает таким незаурядным способом бескрайний разноцветный мир, полный дивных грез. А малец этот ликует от необыкновенного ощущения внезапно возникшей невесомости и от осязания всеми своими неожиданно затрепетавшими фибрами собственной, ниоткуда выросшей, значимости. И этот набор впечатлений сопровождает окрыленного человека до тех пор, пока тот не окунется в трясину под названием «ремонтные работы» по благоустройству безликих голых стен, постепенно превращая их в уютное теплое логово для себя и своих потомков. Именно этот сгусток эмоций, похожий на искрящуюся разноцветными всплесками радугу, нежно согревающую нутро где-то в районе солнечного сплетения, испытывала Людмила, когда они вместе с ее мужем – Николаем Ермаковым, впервые открыли дверь собственной однокомнатной квартиры, полученной от руководства их родного предприятия. Но лишь поначалу, тогда, когда они были еще очень молоды и полны надежд, ее вдохновляла и придавала сил зарождавшаяся так безоблачно их совместная жизнь и такие приятные хлопоты с этим связанные. Потом, когда родился сынуля Бориска, пришлось срочно разменять новую и с любовью обустроенную «однушку» на менее престижную и ухоженную двухкомнатную в хрущевке. И уже не было ни радуги, ни состояния окрыленности, зато была радость рождения малыша, разбавленная правильным решением перераспределения квадратных метров. Еще не искушенную опытом ячейку общества неторопливо поглощала нарастающая громозда ежедневных забот и неотвратимая суета самой жизни…

Не так давно она вместе с повзрослевшим сыном третий раз пережила то, что русский народ в пословицах приравнивает к такому же количеству пожаров. Но на этот раз ее мимолетный эмоциональный всплеск патологически стремился к нулю. Хотя их неполная семья из двух человек долго готовилась к переезду и тщательно выбирала интерьер, расположение и удобство будущей обители. Суета носила для все еще привлекательной женщины скорее по-деловому будничный характер. Хотя увеличение и улучшение жилплощади зарабатывалось ею долгое время путем методичного собирания на свой банковский счет премий, дополнительных заработков на стороне и экономии на личных расходах. Но выполнялось задуманное никак не в ущерб растущим потребностям так же незаметно выросшего для окружающих, ребенка. Две светлых изолированных комнаты, огромная, по меркам времен массовой панельной застройки 60-х годов ХХ века, кухня. Раздельный санузел плюс большая застекленная лоджия в свеже выстроенном доме, воплощенном в кирпиче и монолите по индивидуальному проекту, адрес которого Карамышевская набережная, д.20к1 – все это железобетонно стало единосущной собственностью матери и ее наследника. Но об раненую душу все настойчивее и чаще подтачивали свои коготки неугомонные пушистые хищники…

Когда муж неожиданно ушел из семьи, Людмилу стали посещать странные мысли о смысле жизни, о приближающихся тридцати годах и одиночестве. В этот самый отрезок времени женщине пришлось очень и очень нелегко. Но, взяв себя в руки и будучи человеком ответственным и коммуникабельным, она в скорости задалась целью самостоятельно решать насущные проблемы и круто изменить русло реки собственного бытия. Начав с того, что предварительно окончила полугодичные курсы бухгалтеров в одном из учебных центров Москвы и уж затем уволилась с завода, где регулярно задерживали зарплату. Да и сама мера вознаграждения труда на фоне постоянных кризисов выглядела скорее пособием для малоимущих, чем достойной оплатой усилий и таланта. Одинокая, но настойчивая барышня, проштудировала кучу объявлений в газетах и сама разместила подобную публикацию в разделе «ищу работу» одного такого еженедельника. После долгих проб и ошибок она взялась вести финансовый учет и налоговую отчетность двух мелких предпринимателей. Будучи человеком педантичным и въедливым по своему характеру, Люда скоро научилась изящно сводить концы с концами в счетах ее клиентов. И быт стал потихоньку налаживаться.

Сейчас, когда личный счетчик уже перевалил за «сорок +», Ермакова не упала духом и старалась дышать полной грудью, неустанно повторяя самой себе: «У меня есть огромный опыт, и я еще многое могу», научившись брать от жизни все или около того. Сама называла свой возраст так – «клубника в шоколаде». В данный момент дама прочно стояла на ногах и трудилась бухгалтером-экономистом в компании, которая энергично развивала свою розничную сеть быстрого питания. Поздно вечером, вернувшись с работы домой, она захлопнула входную дверь изнутри и поставила тяжелые пакеты с продуктами на пол в прихожей:
- Боря, ты дома?
- Да, мам. Я у себя в комнате, - приглушенный расстоянием и полузатворенной межкомнатной дверью, ответил голос двадцатилетнего юноши, почти мужчины.
- Ты один?
- Угу.
- Поможешь разобрать сумки с продуктами?
- Одну секунду. Уже иду, - тапочки нехотя шаркали по паркетной доске, покрывающей полы коридора. Они пересеклись на кухне – мать и уже взрослый сын. Усталый взгляд, подчеркнутый снизу небольшими темными кругами, снова становился теплым и светлым, лишь только любимое чадо попадало в поле зрения. Молодой человек принес из передней полиэтиленовые мешки и стал раскладывать купленную еду на полках в холодильнике.
- Как дела в университете? – спросила Людмила.
- Нормально.
- Ты ужинал?
- Да. Хочешь, и тебе разогрею?
- Я лучше чайку попью. Она налила в чайник воды и поставила кипятить.
- Снова до середины ночи собираешься с бумагами возиться? Мам, ну сколько можно…?
- Обещаю, сегодня пораньше лягу спать, - Ермакова улыбнулась, - Какой ты у меня заботливый. За своей девушкой так же ухаживаешь?
- Ну, мама! – у Бориса от неожиданного вопроса зарделось лицо, и полыхнули кончики ушей.
- Когда познакомишь? – этот вопрос задавался ею неоднократно за последние пару лет, но сын постоянно уходил от разговора. Молчал, бросая укоризненные взгляды, или отшучивался.
- Я еще не определился, - он впервые серьезно заговорил на эту тему, чуть понизив голос.
- Что значит, не определился?
- Имеется уравнение. С двумя неизвестными. Или, так скажем, не совсем известными мне… не совсем мне понятными…
- Особами? – закончила мысль Людмила.
- Что-то вроде того, - парень справился с сортировкой продуктов и присел на табурет.
- И как зовут непонятных тебе и неизвестных мне особ? Я могу узнать?
- Марина и Вика. Первая учится в группе вместе со мной, а вторая на первом курсе.
- Они у тебя под номерами? – женщина снова улыбнулась.
- Оценил твою иронию. Но ответ отрицательный. Сам Бог дал мне право выбора, и я хочу правильно им распорядиться.
- Думаешь, это ты выбираешь?
- А разве нет? – брови Бориса приподнялись, подчеркивая мимикой важность вопроса, граничащего с утверждением. Люда молча пожала плечами. Это был их первый разговор о чувствах и она боялась нечаянно ранить его юную, неокрепшую душу. Не хотела навязывать свое мнение, тем самым, занижая самооценку собственного ребенка. Понимая, что он хочет, как и любой человек на этой планете, быть любимым и любить, старалась помочь и предостеречь от необдуманных поступков и неосторожных действий. Но и давить на него, понукать или зудеть над ухом – означало лишь загнать свою собственную коммуникативную интенцию в тупик. А в последствии вызвать у него обратную реакцию.
- Любовь – это великий дар, но и большая ответственность, - она сейчас сама не понимала для кого это было произнесено в первую очередь. Для нее самой или для сына? И осторожно, выдержав небольшую паузу, продолжила, - Готов ли ты?
- Мама, я не рассуждаю, готов или нет. Я хочу сделать правильный выбор. И вообще, как можно быть к этому… к ней готовым? А об ответственности думаю всегда, если ты понимаешь, о чем речь, - его лицо опять немного порозовело.
- Это тоже… безусловно об этом тоже нужно думать, - такой неожиданный ответ ввел ее в легкое замешательство, - И это хорошо. Но мы сейчас о другом.
- О чем же?
- О чувствах. Ты встречаешься с двумя девушками. И каждая из них надеется на что-то большее. Рано или поздно глубоко ранишь одну из них.
- Ну, во-первых, они не знакомы между собой. А во-вторых, хочу методом сложения плюсов и минусов вычислить ту, которая больше подойдет.
- Математикой решить уравнение под названием любовь?
- А почему нет?
- Мне всегда казалось, что лучше всего быть единым целым… быть друзьями… доверять, уважать… не знаю, как это объяснить. Один сумбур в голове.
- Это ценности вашего, двадцатого века. И они смешны в современном мире.
- Неужели?
- Конечно! – его речь снова начала набирать обороты, - Сейчас девушки циничны и меркантильны в объеме безликой серой массы. Они своего не упустят. Им нужно все и сразу. Главная цель – найти того, кто обеспечит безбедное и беспечное существование. Именно бессмысленное, бесцельное и бесполезное существование. Тот, кто купит дорогую машину, квартиру в престижном районе. Построит для нее роскошный загородный дом. Будет заваливать подарками. Отвезет отдыхать туда, куда она скажет. А сама при этом - дырка от бублика, пустое место. Кроме своей внешности, ровным счетом ничем не интересуется, да и не хочет.
- В этом виноваты не только женщины, но и мужчины, которые сами снизили планку, заострив свое внимание лишь на экстерьере. И еще пагубно влияют Интернет, журналы, реклама с их пестрыми картинками о сладкой жизни…
- А женщины не стали этому противиться?
- Они четко усвоили правила игры, которые им навязали, - Людмила налила себе в чашку кипятка, бросила пару ложек сахара и плеснула заварки.
- Такие беспомощные жертвы?
- Нет, хитрые лисички, если желаешь.
- Значит, и ты со мной согласна?
- И да, и нет.
- ? – брови сына второй раз приподнялись, изображая пантомиму недоумения.
- И в наше время, да и сотню лет назад, я думаю, хватало подобных барышень.
- Говоришь, и в ваше время тоже?
- Да, а что тут удивительного? Просто раньше соблазнов было существенно меньше, чем сейчас. Да и нравственность наравне с культурой поведения занимала куда более весомое место в жизни человека, нежели теперь.
- Получается, мораль полностью деградировала или вовсе мертва? – не унимался сын.
- Ты размышляешь, прямо как персонаж романа «Герой нашего времени». И мне это не совсем нравится.
- Я не Печорин. И я не играю своей жизнью.
- Уже лучше. А на твой вопрос о морали давно ответил Булгаков в своем «Мастере».
- Не помню, о чем ты. Еще в школе читал.
- Ну что же, они – люди как люди. Любят деньги, но ведь это всегда было… Ну, легкомысленны… и милосердие иногда стучится в их сердца… обыкновенные люди… - неожиданно для самой себя легко на память произнесла слова Воланда Людмила, неспешно помешивая чай ложечкой.
- У нас вечер воспоминаний или литературный кружок? – прыснул Борис и вытряхнул из себя вместе со смехом тяжесть собственных дум и тревог.
- Выбирай своим сердцем, а не умом. Тогда не будешь бояться ошибиться. Попробуй за внешностью разглядеть родственную душу. Будь уверен, приличных девушек еще вполне предостаточно.
- Хорошо, - все еще продолжая улыбаться, он наклонился и поцеловал маму в щеку - Я пойду спать, ладно?
- Хорошо. Иди. Спокойной ночи.
Женщина неспешно допила остывший чай и отставила пустую чашку в сторону. За окном горели ночные фонари, освещая желтыми пятнами пустую и онемевшую улицу, которую изредка тревожил осторожный шум запоздавшего автомобиля. Пару минут она задумчиво теребила рукой угол скатерти, подперев второй рукой подбородок. И то ли вслух, то ли про себя произнесла: «Как же,… как же мне тебя, Ермаков, не хватает…»

Глава 13. Я – первый!

- Объект наблюдения под номером три перемещен из карантина в отсек для проживания исследуемых, - доложила деловым тоном ОП командиру.
- Что-то ты сегодня серьезная, как никогда, - отметил он и добавил, - НЕ? Этот… ЕР-МА-КОВ?
- Совершенно верно, - все тем же ровным тоном цементировала фразы упрямая женская логика.
- Угу. Ясно. И как проходит его адаптация?
- Вполне сносно. Есть, спит, пьет,… беседует с профессором, - продолжила аватарка.
- А сам профессор доволен происходящим?
- Он в родной стихии.
- Ну, да. Влез на своего конька. Кажется, так говорят аборигены с этой планеты? Кто бы мог подумать иначе… Он бы и из нас сделал подопытных, дай ему только волю, - кожа инопланетянина приобрела оттенок светло-голубого окраса, - Я как-то потерял его из виду на протяжении последних средних спиралей. Этого… подопечного. Много работы на борту. Да ты и сама в курсе. Мастер ДО неспешно занимался изучением звездных карт на мостике и вручную вносил в них только ему одному понятные изменения и пометки.
- А еще… НЕ мне вчера рассказывал анекдоты, - оживилась собеседница.
- Что-что рассказывал? – в сторону мозга корабля полетели нотки удивления мастера.
- Это у людей такие короткие юмористические рассказы. Чаще всего вымышленные истории со сказочными или историческими персонажами. Иногда проскальзывают бытовые сюжеты. Как правило имеют неожиданный, я бы сказала, концептуальный финал, придающий повествованию некую пикантность.
- Поделишься?
- Хм… Например вот это. Двое землян ждут третьего. Первый говорит второму: "Когда третий придет, с кем из нас он первым поздоровается, тот будет считаться идиотом! Наконец, появляется этот третий и говорит: "Всем привет!" Зрачки глаз капитана корабля принялись бешено вертеться по своей максимально возможной орбите, тело затряслось подобно желе и потемнело до оттенка спелого баклажана, а сам ДО испускал визгливые и протяжные звуки:
- Ээээ…хо-хо-хо, уууу… хо-хо-хо, ииии… хо-хо-хо… ОП немного подождала, когда тушка мастера прекратит вибрации и восстановит свои привычные серо-зеленые тона:
- Как вам такое?
- Недурно… я бы сказал, остроумно! А как на это отреагировал ЧЕ?
- Профессор? Практически так же, как и вы… разве что глаза вращались чуть быстрее.
- А какую эффектную фразу изрек по этому поводу ШЫ? Наверняка, ты всем уже разболтала…
- Военный ответил,… один момент…подождите пару микро витков,… ищу в памяти… Итак, он произнес: «Два бесполезных гражданских существа с такой же, как они сами, жалкой планетки, ждут третьего. Для чего? Чтобы в игре, понятной им одним, выяснить кто из этой троицы умственно отсталый. Так ничего не выяснили, зато поприветствовали друг друга! Бред! КУ-ИХ-МА! (это та часть языка гуманоидов с планеты ОМ, которая не поддается понятному дословному переводу на русский язык, в принципе, как и на другие языки тоже)»
- Я так и думал. Спасибо, вездесущая хозяйка нашего корабля! - поверхность кожи капитана корабля вновь своим цветом напомнила небезызвестную ягодную культуру паслен, известную в Украине как «синенькие»…

Ермакова начала медленно подъедать изнутри апатия. Нотки безразличия хотя и зазвучали в режиме «пиано», но с каждым тактом набирали свою силу. Человеку было совершенно наплевать, что после перемещения в отсек с такими же «бомжами» из других обитаемых миров, его полностью лишили свободы передвижения по кораблю.
- Чего они боятся? Что я украду их ковчег для оборванцев? – он рассуждал, обращаясь к ЛЮ, которая старательно терзала острыми зубами единственную ножку механического стола, с красовавшейся на нем початой бутылкой «Пшеничной» без закуски, и граненым стаканом, наполненным по каемку. ЛЮська на секунду прекратила свою бурную деятельность, посмотрела в его сторону, хлопнула два раза глазами и снова впилась в отполированный металл.
- Что ж мне делать? Чем заняться? Так и с ума сойти недолго…
- И куда крестьянину податься? – отозвалась «чебурашка», продолжая грызть железяку.
- Вот-вот… куда? Эх… А ты быстро все мои словечки схватываешь, животина. Только ты меня тут понимаешь… ЛЮсильдочка…, - бездомный нежно погладил по голове преданное существо, копошащееся под столом. Николай поднялся на ноги, вышел из-за стола и приблизился к одной из стен. Нащупав уже знакомую выпуклость в форме треугольника на холодном массиве, он вдавил его пальцами внутрь, открывая заслонку иллюминатора. Изредка Сергеич глядел на родную планету, такую красивую в солнечном свете, с голубой полоской по окружности и такую загадочную, когда в кромешной тьме Вселенной светились огни больших городов. Корабль пришельцев пока еще ни разу не покидал ее орбиты. «Первый бомж в космосе» - мелькнула приятная мысль, - «А пускай даже и так. Все равно чертовски приятно. «Гагарин помоек», «Белка и Стрелка из контейнера», «Тысяча витков бродяги вокруг Земли» - пел сам себе шутливые дифирамбы Ермаков, - «Сколько я уже тут? Дней пять? Неделю? ...Вот бы эти витки подсчитать!»
- Шесть дней, семь часов, тридцать пятая минута, - чеканя каждую букву, произнесло глазастое существо, покрытое зелеными «водорослями» и тоже уставилось в открытый иллюминатор, прилепившись своими шестью лапами-присосками рядом.
- А чего это ты со мной решила жить? – неожиданно задал ей вопрос Николай.
- НЕ… хороший.
- Я – хороший? Это еще почему?
- ШЫ – начальник пеньков. ЧЕ – стуканутый.
- Шибанутый, - поправил Сергеич.
- Да, шибанутый. МУ – железяка. Железки любит больше. ШУ – с ножами ходит. Страшно. ДА – шаман с пробирками. Сам себе на уме. ПО – тоже шаман, но маленький,… и тупенький. ОХ – бесполезный робот. ОП – надоеда. Много болтает. Считает, что она больше знает. Мастер ДО – иногда хороший, иногда ругается. СА - добрый, но его ШЫ отнимает… А ты…, я тебя просто ЛЮ… БЛЮ…, - подытожила свои наблюдения, выводы и пристрастия «чебурашка».
- И я тебя, ЛЮ,… люблю! – он снова погладил зверя по голове и заулыбался, - И еще знаю, почему ты меня «лю»…
- ПИВАААААА!!! – мохнатая тварь растянула свой огромный рот от удовольствия и защелкала присосками по стене. Бездомному на миг показалось, что такие же щелчки раздаются за его спиной, и обернулся. Так и есть. Не ослышался. В его «кубрик» пробрались два «осьминога» и таращились прямо в позвонки.
- Вы разрешите нам с ПО войти? – прошелестел скороговоркой один из них.
- Простите, ЧЕ. А разве вы еще не вошли? – усмехнулся Николай.
- Да, да… конечно. Извините. Мы не надолго. ПО возьмет анализы у шестилапой озорницы, и тут же уйдем, - профессор указал одной клешней на ЛЮ.
- С ней что-то не так?
- Все так. Потому и волнуемся.
- Может, поясните?
- Если вы не в курсе, у животного сейчас «период насыщения», и оно может доставить большие неприятности. Собственно, уже доставляет. Видите, как погрызла ножку вашего стола? Так вот. Если мы не будем знать точно, когда это закончится, то… корабль и его оборудование может сильно пострадать.
- Сам животное! – огрызнулась «чебурашка».
- Буйная что ли? – удивленно вытаращил глаза Ермаков.
- Для живых существ не опасна, зато страдает оснастка. Пока продолжался разговор, лаборант пытался поймать недоразумение, покрытое волосатыми «водорослями». Наконец, ему это удалось.
- Не трогай меня, кровопийца! – визжала на все лады ЛЮ.
- Сдашь анализы – сразу отпущу, - удерживая подопечную, ПО пытался вытащить из карманов комбинезона инструмент для проведения процедуры.
- Я буду жаловаться в межгалактический комитет по медицинский этике! – не унималась «колбаса» на присосках. Лаборанту все же удалось произвести забор материала, и он отпустил свою пленницу.
- Живодер! – прошипела напоследок обиженная пациентка и просочилась через стенку переборки в соседний отсек.
- А почему вы не общаетесь с соседями? – поинтересовался ЧЕ, проводив «чебурашку» отстраненным взглядом, - Я же вроде бы доступно объяснял. Все просто. Нажимаете на «треугольник», который находится на стене, разделяющей вас и собеседника и…
- Помню-помню,… идет вызов. Он отвечает. Мы беседуем…
- И?
- А с кем трепаться то? Намедни ЛЮська рассказывала, что справа от моей комнаты живет какая-то разумная плесень. На связь не выходит. Вообще ни с кем не разговаривает. Только жрет, и… извините, облегчает,… но отнюдь не душу. Слева рыжая тварь с планеты ЙА. Оно тоже молчит. Наверное, отходит после того случая, когда ШЫ ультразвуком из «пульта» стрелял… видать, соблюдает конспирацию…
- Ладно. Хорошо. Мы к этому вопросу еще вернемся, а пока что нам нужно идти, - профессор сделал знак лаборанту и они быстро покинули помещение.

«Опять один остался» - апатия постепенно восстанавливала утраченные было позиции в мыслях и ощущениях бездомного, отступив на шаг во время разговоров с деловыми «осьминогами» и большеглазым, экспансивным питомцем. Но на этот раз ему не дали много времени, чтобы «погрустить в одиночестве». Внезапно раздался звук, схожий с трелью телефонного аппарата середины 70-х годов XX-го столетия и перед ошарашенным «археологом отходов» возникла трехмерная интерактивная коммутационная панель. В центре изображения красовалась надпись на русском языке: «Вас вызывает абонент отсека №1», а снизу расположились две кнопки: «Ответить на вызов» и «Отклонить».
- И что мне делать прикажете? – размышлял вслух лишенный крова бедолага, - Куда тыкать? После нескольких секунд замешательства он все же выбрал «Ответить на вызов». В ту же секунду стена, отгораживающая его от соседа, стала прозрачной. Ермаков взглянул на обитателя соседней «камеры» и обомлел. «На кого-то смахивает,…но на кого?» - перебирал бродяга ячейки собственной памяти. Рыжее творение внеземной фауны походило на Чуббаку. Такого персонажа бездомный видел когда-то раньше в фильмах про «Звездные Войны». А еще слегка чем-то походило на одного актера или, как сейчас говорят, медийную личность. Но имени его никак не мог выудить из памяти, хотя сохраненные файлы информации гласили, что тот является мужем известной фигуристки. «Паломник по выгребным ямам» как-то прочел в газете, что супруг собственноручно выложил в Интернет видеозапись ее родов для всеобщего обозрения. Но имя этого супруга… все никак не всплывало… «Черт с ним» - решил сам для себя Сергеич и бросил это гиблое занятие.
- Николай. Человек с планеты Земля, - представился, немного подрастерявшийся, бывший начальник участка и для чего-то добавил, - … прямоходящий.
- А я - Геон, - так же назвал свое имя обладатель гулкого и низкого голоса, - Ты присаживайся, присаживайся поближе… да не бойся меня, не трону. Тем более стенка хоть и прозрачная, но крепкая.
- Давно хотел у кого-нибудь узнать,… как тут все друг друга понимают? – неожиданно для самого себя начал с вопроса Колян. Но ни на шаг не приблизился.
- Ты про языки и диалекты? Тут все просто. У них есть такие маленькие роботы, незаметные для глаза. Они и выполняют функцию переводчика.
- Понятно. Это как японские нано-технологии.
- Чего? – переспросил рыжий.
- Не важно. А чего еще эти роботы умеют?
- В основном заняты диагностикой мелких неисправностей корабля и их устранением, - объяснил зверюга с тремя рядами зубов и добавил, - Ты уж меня извини за то, что тогда хотел на тебя напасть… испугался, подумал, что передо мной новая боевая биологическая машина… творение рук… клешней… генетика с этого корабля.
- Да чего уж там… кто старое помянет, как говорится… какими судьбами здесь?
- По ошибке. Профессор ЧЕ решил, что я бродяга и похитил меня.
- А разве ты не бомж?
- Нет, конечно. Мы - такие как я - вольные странники, а не оборванцы. Мы своим немым протестом демонстрируем населению нашей планеты, своему обществу, основанному на потреблении, что эта ветвь развития цивилизации ведет в тупик. Потому и скитаемся, доказывая, что, не имея благ, можно стать счастливыми.
- Про «вольных каменщиков» слыхал. Есть у нас на Земле племя таких философов. Потомки одной из веток этого ордена как-то состряпали революцию в России, и даже, кажется, не одну. Но они не шастали с котомкой за спиной. А вот о вольных странниках – нет, не слыхивал.
- Погоди, я тебе все объясню…, - начал было Геон.
- Потом объяснишь, - в помещение снова ворвался ЧЕ и отключил «конференцию». Когда стена опять стала непроницаемой, он добавил, обращаясь уже непосредственно к Ермакову, - Готовься, через 20 малых витков садимся на четвертую планету вашей системы.
- На Марс? – у Сергеича отвисла челюсть…

Глава 14. Полигон.

Все его звали «Перец». Но никто точно не знал, почему к нему прилипла такая кличка. Перец и Перец. Каждый человек рано или поздно находит свою среду обитания, в которой ему комфортно существовать. Вот и он отыскал. Отыскал путем долгих проб и ошибок. Говаривали, что родом столь харизматичная личность была из-под Пензы. Как и когда этот малый попал в московский регион, тоже толком никто не мог вспомнить. А почему, собственно, малый? Это не совсем верно будет сказано. Перец или Михалыч, как его уважительно величали по отчеству остальные бомжи на полигоне «Хметьево», очень даже неплохо себя чувствовал. Среднего роста крепыш с «ежиком» светлых волос на голове крепко стоял на ногах, по меркам человека, угодившего за черту благополучной жизни. Его персона занимала в иерархии свалки промежуточную позицию между рядовыми оборванцами и, условно говоря, элитой этого места. На самом верху пирамиды располагался начальник полигона. Но его функции ограничивались управлением процесса утилизации, заполнением бумажек и отчетностью перед властьимущими. А натуральным хозяином являлся Цыган, «отстегивающий» начальнику, чтобы тот закрывал глаза на присутствие тут наемной армии рабов и на разные сомнительные махинации. Этот король помойки имел в подчинении даже четверых амбалов с оружием для собственной безопасности и настоящий бревенчатый дом со всеми удобствами, выстроенный на небольшом удалении от смердящих куч мусора. С выступающего пригорка изба таращилась крашеными белым глазницами на все происходящее, не упуская мельчайших деталей. Так же и неофициальная служба охраны беспрекословно выполняла функцию надсмотрщиков, сборщиков «налогов» и карательного отряда. С Цыганом могли общаться напрямую только предводители своеобразных «комунн», каждая из которых занималась свои профилем. Одни собирали картон, другие металл, третьи тряпье, четвертые стекло и т.д. Лидером одного из таких «биоконгломератов» и сделался Перец. Будучи тридцати пяти лет от роду, ему без труда удавалось найти общий язык со всеми, оставаясь при этом в меру независимым и самостоятельным. Эдакий мелкий князек в своих угодьях, «разруливающий» бытовые склоки и решающий насущные проблемы подопечных.

Когда примерно неделю назад кто-то из своих ляпнул, что в обозримых пределах полигона появилась парочка чужаков, разыскивающая Федьку с Казанского вокзала, он немного насторожился. Однако по описанию этих посторонних догадался, что один из прибывшего дуэта не кто иной, как Шило – его давний знакомый, но все же решил лично в этом убедиться. Завидев издалека Вовчика, он развел руки в стороны: «Сколько лет, сколько зим! Каким ветром занесло?» Они обнялись как старые приятели. «Да, вот… стало быть, - смущенно произнес косоглазый и добавил, протягивая булькающий подарок: «Это тебе. В знак уважения, так сказать… и дружбы». Перец принял бутылку и рассмеялся: «Знаю я тебя. Не просто так эти пол-литра. Какое у тебя дело?» Володька не стал тянуть резину, а сразу попросил их пристроить на свалке на пару месяцев или до осени. «И его тоже?» - Михалыч небрежным жестом указал на СА. «Нас двоих» - утвердительно кивнул головой переговорщик. «Давай-ка отойдем» - увлек за собой низкорослого Перец, приобняв его за плечи одной рукой. В ту же секунду, когда они начали удаляться, Вовчик в пол-оборота изобразил для Сергеича пантомиму, означающую, что скоро вернется, и чтобы тот оставался на месте…

Спустя минут двадцать, Вован вернулся один, но воодушевленный. Между двумя «разорителями придорожных урн» состоялся примерно такой разговор:
- Значит це так, - начал косоглазый свой эпичную зарисовку обстановки, - Слушай меня сюды. Нас Федька взял под свое крыло. Будем работать под его началом. Собираем металлолом. Выучи наизусть лозунг: «Поможем трудовыми подвигами братскому Китаю!» Сам понимаешь, какая ответственность? То-то же! К другим не лезем. И этого хватит вполне. Остальные правила и обязанности я тебе объясню в процессе. Вопросы имеются?
- А что еще говорил? Было что-то важное? – поинтересовался СА.
- Хм… Пожалуй, нет,… хотя… Вот, правда, есть одно условие,… чуть не забыл… типа просьба.
- Какое-то особые правила?
- Не перебивай. Пожелание звучало примерно так: «Вы морды свои побрейте, а то паства не поймет. Чай не на паперти!» - загоготал беззубый, - Все-таки у него определенно чувства юмора в достатке! Идем бороды состригать!

Уже несколько дней бравый солдат Империи АР безвылазно, до самого заката, ковырялся в бытовых отходах обитателей планеты Земля. В первую же «трудовую вахту» он определил, что модуль связи с родным кораблем вышел из строя. «Хорошенькое задание… всю жизнь о таком мечтал!» - разочарованно философствовал внеземной организм, - «Что говорил ЧЕ? Секретная миссия… Не всякому выпадает подобная честь,… С таким справятся только избранные… Вот бы их обоих сюда. ЧЕ и моего начальника ШЫ. Поглядеть бы на эту картину…» СА живо представил самодовольного офицера, перебирающего щупальцами рваные носки или банановую кожуру, и усмехнулся, - «Им тут самое место!» Черный пес, отзывающийся на невразумительную кличку Буиф, усердно копошился рядом в поисках съестного. Серо-зеленая реплика Ермакова не могла угомониться: «Когда же отказала связь? В момент нападения подростков? Или раньше… под воздействием алкоголя? Скорее всего от удара… аварийный бипер тоже отказал,… но что теперь делать? По инструкции, если я не выйду на контакт в течение десяти средних спиралей, то меня могут оставить на этой планете до следующей экспедиции… или до тех пор, пока не заберет случайный корабль… и то, если мне удастся сообщить координаты местонахождения…»
- Чего пригорюнился, старче? – Вован тронул СА за плечо, посланец с далекой звезды содрогнулся от внезапного прикосновения, - Да не мочись ты в компот, как говорится.
- Тебе все шутки шутить… слушай,… идея есть.
- Денежная?
- А то…
- Говори, - когда дело касалось финансов, косоглазый мигом переключался на деловой лад.
- Тут полно всякой разбитой электроники. И еще у многих живущих на свалке есть или телевизоры, или радиоприемники, ну… полно всякой техники. Я могу это все чинить. Естественно, за определенную плату. Доходы пополам. Ты находишь заказчиков и запчасти, я ремонтирую. Как думаешь?
- А когда железо собирать?
- После основной работы… время найдем.
- Идея неплохая. Но за деньги никто из местных чинить не будет. Если только за жидкое топливо или бартер. Нужно обмозговать. А справишься? – недоверчиво спросил Вовчик. СА утвердительно кивнул головой.
- Я проконсультируюсь у Михалыча. Прямо сейчас. Жди…, - Шило быстро удалился, отправившись на поиски Перца. По периметру полигона можно было лицезреть множество хижин, которые бомжи строили для своих туловищ, чтобы было, где ночевать. Некоторые ограничивались шалашом из веток, другие возводили более прочные и объемные строения, используя для этого фанеру и доски, коих найти на свалке не составляло большого труда. Вот и наша сладкая парочка начала воздвигать конструкцию из подручного материала. Уже был закончен каркас и крыша, но стояли лишь только две стены, невпопад и наспех обшитые кусками фанеры. «Чтоб я так жил» - воспроизвел просебя одну из поговорок людей угрюмый солдат, глядя на это творение, - «Лишь бы дождя не было». Солнце давно перевалило за экватор и начало медленно сползать к горизонту. Он таскал железки к месту взвешивания и погрузки, прикидывая план дальнейших действий, в то время как черный пес бегал по его следам и терзал добытую в кучах отходов куриную тушку. Нужно сказать, что и жители лубочного городка нелегальной постройки питались довольно сносно. Причина тому – большие торговые сети и супермаркеты, вывозящие на полигон просроченные продукты в огромных количествах.
Где-то через час вернулся Вовчик. Но не один. С ним явился Перец, по хозяйски поставив руки в боки, тут же выдал очередной перл:
- Это и есть наш Кулибин? Или это Павлов со своей собакой? Или Шарик с Матроскиным?
- Ну тебя, Михалыч! Лучше скажи че-нить по существу вопроса, - осторожным тоном, но все же перебил предводителя косоглазый.
- В общем… эта затея малопродуктивна. Во-первых, тут не столько народа, чтобы выстроилась очередь… короче, это раз. Во-вторых, нужно электричество, чтобы паять. Потребуется генератор, да и бензин стоит денег, опять же. Короче, пустое это дельце,… но вы мне мой телевизор почините, надеюсь? Так сказать за «прописку»…
- А генератор откуда нам взять и топливо для него? – хотел отмазать товарища Шило.
- А что с ним? – вступил в разговор СА, разочарованно почесывая голову.
- Звук есть, а изображение ёкнулось, - развел руки в стороны Перец.
- Так, где же мы возьмем генератор? – не унимался Вовчик.
- У меня как в Греции – все дома, - улыбнулся во весь рот Михалыч, - Ну, что, идем?
- А как же металл… кто за ним присмотрит? – разволновался СА.
- Не писай в рюмку, прорвемся! Сейчас скажу кому-нибудь, чтоб приглядели. Идем или нет? – настаивал на своем коротко стриженый блондин.
- Хорошо, я собаку оставлю тут охранять, - сам себя успокоил гость из космоса.
- Пошли уже, - поставил точку Вован.

Чтобы дойти до приземистой халабуды Перца, им понадобилось минут десять. Хозяин открыл ключом амбарный замок на ржавой металлической двери, жестом предлагая обоим спутникам войти. На поверку изнутри выяснилось, что остов сооружения значительно врыт в землю и в три ряда укреплен нетесаными бревнами. Снаружи постройка казалась маленькой и невзрачной. Зато в недрах эдакого крепкого бункера, а иначе это назвать было нельзя, царил простор, наполненный скупым холостяцким шармом. Сам автор именовал сие творение собственных рук не иначе, как «конструктивный минимализм освобожденного от назойливой общности человека». Заметив четыре удивленных глаза, Михалыч гордо произнес:
- Мой дом – моя крепость…, - через краткую паузу, удовлетворенный произведенным впечатлением на гостей, добавил, напевая слова позабытой песни, - И моя мастерская…
- Да, - согласился Вовчик, - Тут есть чем гордиться.
- КУ-ИХ-МАаааааааа! – набрав воздуха, воскликнул удивленный СА.
- Чего? – не понял собственник жилплощади.
- Не обращай внимания, он у нас головой ударенный… болезный, - с нотками сожаления в голосе попытался растолковал суть произнесенного Шило, - Иногда падучая приключается.
- Ааааа, - опасливо произнес предводитель, - И часто бывает?
- Не так уж,… но бывает. Иногда,… но никому вреда не доставляет.
- Ясно…А вот и мой многострадальный «SHARP» - Михалыч снял покрывало с запыленного прибора, стоявшего в самом дальнем углу единственной комнаты на лакированной тумбе из конца семидесятых. Открыв дверцу антиквариата, он вытащил из нее и положил рядом с чудом японской техники набор отверток и паяльник с куском канифоли, - Приступим?
- Да, - коротко ответил инопланетный солдат и мгновенно открутил все винты задней стенки, а дальше полностью ее снял, вскрыв все внутренности, как будто перед ним лежал потенциальный пациент хирургического отделения, которому пришлось срочно проводить операцию в полевых условиях. Рука внеземного разума легла на одну из печатных плат, и его существо полностью замерло, будто тот к чему-то прислушивался.
- Что там? – первым попытался нарушить нависшую тишину Вовчик.
- Погоди, не отвлекай человека, - шикнул на косоглазого Перец. СА мысленно отдал команду собственным нанороботам, живущим с самого рождения внутри тела гуманоида, и автономные микромашинки устремились искать вышедшую из строя деталь. Когда от вернувшихся обратно невидимых разведчиков прибыл отчет, починщик громогласно заявил, тыча пальцем в один из элементов:
- Вот это нужно заменить! А оно питает это, - мнимый Николай ткнул пальцем второй раз.
- Что? – переспросил Михалыч, заглядывая через плечо.
- Это… не знаю, а как они называются?
- Ты вообще когда-нибудь телевизоры ремонтировал?
- Нет, - честно ответил «отксеренный» Ермаков, - Но даже ребенок сможет устранить подобную неисправность.
- Я балдею на этом сафари! Он еще заявляет, что может заставить работать мой телек! – от души смеялся Перец, - Даже не знает,… а эта штука называется ста-би-ли-за-тор! А вторая – мик-ро-схе-ма!
- А ты откуда взял, как они обзываются? – поинтересовался Вован.
- Было дело - работал кладовщиком на складе радиоэлементов и кабельной продукции… еще в той жизни, - парировал Михалыч, - Весь ассортимент изучил. Хоть бы тестер для приличия спросил… Мастер, блин!
- Значит, так, - спокойным тоном сказал СА, - Включай свой генератор. И дайте мне пять минут времени. Запасные части есть?
- Хорошо, - ответил хозяин бункера, - Но если ты не сделаешь, то будете оба должны мне литр водяры.
- А если телевизор заработает, то с тебя полтора, - Вовчик то знал, что Колька когда-то учился на факультете приборостроения и протянул руку, чтобы оформить пари, скомандовав при этом: - Сергеич, разбей! Сделка состоялась. Михалыч выдвинул из-под кровати большой ящик с платами и деталями: - Знал, что когда-нибудь пригодятся. Ищи тут. Потом отодвинул внутреннюю дверь- задвижку, за которой прятался небольшой генератор с трубой-отводом отработанных наружу газов и завел моторчик. Работа закипела. СА отыскал в куче запчастей аналог выгоревшего элемента, с помощью разогретого паяльника извлек негодный и впаял на пустое место замену, быстренько прикрутил обратно заднюю крышку, торжественно произнеся в финале: «Принимайте работу!» Он протянул электрический кабель с вилкой на конце хозяину голубого экрана.
- Хорошо, сейчас проверим, - Перец подключил наружную антенну, с опаской воткнул штепсель в розетку, нажал на кнопку питания и на всякий случай перекрестившись, отошел в сторону. Сквозь приглушенный перегородкой шум работающего генератора послышался женский голос из динамика, сообщающий последние известия из мира спорта.
- Я же говорил, что только звук работает. Гоните бухло! – в смятении чувств, разочарованно предъявил претензию Михалыч. И в то же мгновение экран телевизора засветился, невольно демонстрируя своему хозяину обратный аргумент в виде очаровательной ведущей выпуска новостей.
- Так что мы там должны подогнать? – насмешливо поинтересовался Вовчик.
- Ваша взяла! – улыбнулся довольный Перец, - Готов искупить… В дверь неожиданно постучали:
- Я могу войти? – громко произнес незнакомый голос.
- Это Цыган! – шепотом сообщил всем присутствующим Михалыч и приложил палец к губам. Изменив тон, он залебезил, - Да, входите конечно! Какие гости! Милости просим…
- Я так просто… прогуливался на сон грядущий, - полный смуглый мужчина лет пятидесяти с усами, небольшой проплешиной на голове и густыми бровями вальяжно спускался по трем ступеням вниз, к собравшейся компании, балансируя одной рукой с широкополой шляпой. За ним двигались двое охранников, покачивая объемистыми плечами. Сразу было заметно, что их мозги не были истерзаны азами обучения даже в младших классах средней школы. А, осторожно заглянув прямо в глаза, можно было оценить не замыленные честностью «зеркала двух душ», глубину и широту которых легко сопоставить с объемами бассейна-лягушатника. Однако, четыре кулака могли с легкостью изменить любое противоположное им мнение.
- А это еще кто? – обращаясь к Михалычу, вошедший небрежно указал по очереди шляпой на притихшего Вована и инопланетянина.
- Это Шило, мой старый приятель. А это…, - Перец сделал паузу, не зная как представить СА, сказал первое, что пришло на тот момент в голову, - Это наш новый телемастер…электронщик. Хороший парень. Только что мне телек починил.
- Знает толк в электронике… хм, - в слух размышлял Цыган, - Это хорошо. Это просто замечательно. Я его прямо сейчас забираю к себе. Всем все ясно?
- Как скажешь, хозяин, - развел руки в стороны Михалыч. Вовчик онемел. Он не знал, как реагировать. Но возражать тоже не посмел, учитывая две большие тени за спиной человека со шляпой.
- Вы меня приглашаете к себе в гости? – поинтересовался солдат с далекой планеты ОМ.
- Можно сказать и так, - улыбнулся усатый, оголив рот с рядом золотых коронок, и обернулся назад. Две тени заржали басом, сотрясая стены.
- Я готов, - казалось, наивности дубликата Ермакова не было предела…
Надоело листать страницы? Зарегистрируйтесь и станет удобнее.

Нравится пост? Жми:


Источник новости © http://www.proza.ru/2007/12/05/64


Похожие новости
Выперли из автоПоЧеМу или бомж на борту НЛО (1…Кот и пылесос (микропост)ДЕмотиваторы, порция 55Законопослушный пешеход
Теги: ПоЧеМу или бомж на борту НЛО (11-15) | Все фото приколы и картинки »

РЕГИСТРАЦИЯ НА САЙТЕ ЗА 20 СЕКУНД
Меньше рекламы, добавление новостей, голосование, подарки...



1: 19 апреля 2013 20:22
 
Прошу модераторов "отрезать" не уместившуюся часть 15-ой главы...

2: 19 апреля 2013 21:59
 
Vi_cool, тебя удивительно легко читать, талантливый ты....Я, хоть и не любительница фэнтези, но с удовольствием читаю... newsmile13

3: 19 апреля 2013 22:57
 
Цитата: Pumka1074
тебя удивительно легко читать, талантливый ты....Я, хоть и не любительница фэнтези, но с удовольствием читаю...


За "талантливый" спасибо, хотя тут можно поспорить, ведь это всего лишь первая попытка в прозе ))) А насчет того, что это фэнтези... сам, если честно, не знаю, что получается... В первом посте темы написал, что это скорее попытка... неуклюжее подражание Стругацким..., приятель один нашел, что местами похоже на Ильфа и Петрова... но это нескромно как-то... Наверное, скорее похоже на фэнтези, ты права. А вообще скучно стало... читать отечественную низкосортную беллетристику ))) winked2

4: 20 апреля 2013 01:42
 
Цитата: Vi_cool
похоже на фэнтези


Мне даже кажется что-то типа социального фэнтези...)))

Цитата: Vi_cool
А вообще скучно стало... читать отечественную низкосортную беллетристику


Из отечественных подсела в одно время на Эфраима Севелу...но он чистый прозаик...А так в основном не отечественных ...Паланика почти всего осилила, Данторн понравился с его "СУбмариной"...
Информация
Вы не можете оставлять комментарии к данной новости.

Загрузка. Пожалуйста, подождите...