Копипаст.ру - юмор, фотографии, анекдоты, игры


Немного ссылок:

Ссылка на полную новость: Мы едем, едем, едем...


Рубрика: Блоги

Мы едем, едем, едем...


12 марта 2009 в 00:58

БА-20

Мы едем, едем, едем...

Легкий бронеавтомобиль БА-20 был создан в 1936 году на базе легкового автомобиля ГАЗ-М1. Выпуск нового бронеавтомобиля, предназначенного для разведки, связи и охранения, был налажен на Горьковском автозаводе. Бронированный корпус сваривался из катанных броневых листов.

Вращение башни осуществлялось с помощью спинного упора. На БА-20 устанавливалась радиостанция 71-ТК-1 с поручневой антенной, расположенной по периметру корпуса. Как и базовый автомобиль, броневик имел привод только на заднюю ось. Передние рессоры и полуоси заднего моста были усилены. Применялись пулестойкие шины типа ГК, заполненные губчатой резиной.

По состоянию на 1 июня 1941 года количество БА-20 всех модификаций было значительным – 1424 единица, из них “радийных” - 968. Готовясь к войне с Германией советское командование сосредоточило большую часть бронетехники в Прибалтийском, Западном и Киевском военных округах, где сотни БА-20 завершили свою непродолжительную карьеру.

С 23 августа 1941 года, когда начали формировать танковые бригады нового штата, в состав взвода бронемашин вводилось два легких БА-20 и три средних БА-10М.
Единичные БА-20 продолжали использоваться на всех фронтах, как в танковых, так и в стрелковых подразделениях..

Мы едем, едем, едем...

По состоянию на 11 августа 1945 года в составе 111-й танковой дивизии имелось 17 БА-20, которые использовались для второстепенных целей.
Бронеавтомобили БА-20 достаточно долго служили в зарубежных армиях. Так как на экспорт эти машины не поставлялись можно догадаться, что абсолютно все из них достались противникам РККА в качестве трофеев.


БА-20М

Мы едем, едем, едем...

В 1938 году бронеавтомобиль БА-20 был усовершенствован. Модернизированный образец получил обозначение БА-20М. На нем была установлена коническая башня, обладающая лучшей пулестойкостью.

На БА-20М устанавливалась радиостанция 71-ТК-3 с штыревой антенной, расположенной по левому борту. В состав экипажа ввели третьего человека — радиста. За счет бака большего объема запас хода по шоссе был увеличен до 450 км. Боевая масса машины достигла 2,52 тонны.

Мы едем, едем, едем...

БА-20 принял также участие в советско-финской войне, в составе разведывательных батальонов, и неплохо показал себя в боях начального периода Великой Отечественной войны. В числе трофеев, захваченных финской армией и оставшихся или эвакуированных на территорию Финляндии в период Зимней войны 1939 года было, среди прочего, 22 бронеавтомобиля БА-20 и БА-20М.

Кроме того, летом 1941 года немецкие войска захватили около сотни советских бронеавтомобилей БА-20 и БА-20М. Трофейные машины попали в полицейские части и войска СС. Одна или две машины, состоявшие на вооружении немецкой полиции, были захвачены польскими повстанцами во время Варшавского восстания в августе 1944 года.


БА-21

Мы едем, едем, едем...

В 1937 г. конструкторское бюро Горьковского автозавода спроектировало легкий бронеавтомобиль, предназначенный в первую очередь для командирского состава. Основой для него послужило шасси опытного трехосного грузового автомобиля ГАЗ-21, недавно прошедшего испытания и показавшего вполне удовлетворительные результаты.

Сборка опытного образца началась в конце осени 1937 г., но проходила с большими задержками. Окончательно бронеавтомобиль был принят только 3 февраля 1938г, с отставанием от графика на три месяца

Мы едем, едем, едем...

Проведенные испытания показали, что по основным данным БА-21 не превосходит серийные БА-20 и ФАИ-М. Новый бронеавтомобиль оказался гораздо тяжелее, что обусловило его худшие ходовые характеристики.

Решение о серийном выпуске БА-21 не последовало. Причиной тому послужило отсутствие необходимого шасси, так как грузовики ГАЗ-21 также не были запущены в серийное производство. Единственный прототип бронеавтомобиля находился на полигоне НИБТ до сентября 1941 г., пока его не эувакуировали в Казань. Затем его вновь вернули в Москву и впоследствии передали в танковой музей бронетанковой техники в Кубинке.


БА-30

Мы едем, едем, едем...

Незаслуженно забытая после Первой Мировой войны тема полугусеничных бронемашин была возобновлена лишь в середине 1930-х гг., когда в СССР появились подходящие шасси. Первый проект, получивший название БА-6С, был разработан в 1934 году и базировался на ходовой части опытной машины НАТИ-3. Из-за отсутствия нужного количества грузовиков он так и не был построен, хотя отдельные элементы БА-6С пригодились для создания другой машины.

Корпус БА-30 представлял собой “симбиоз” корпусов ФАИ и БА-20, и собирался из катаных бронелистов толщиной 4-6 мм. Вооружение было весьма слабым и состояло из одного 7,62-мм пулемета ДТ, установленного в башне, заимствованной от БА-20.

Мы едем, едем, едем...

В отчете об испытаниях было отмечено, что бронемашина имеет слабое бронирование и вооружение, недостаточную обзорность и тесное боевое отделение, что стесняет работу экипажа.А двигатель ГАЗ М-1 посчитали недостаточно мощным. Отсюда делался вывод, что в предъявленном виде БА-30 на вооружение РККА быть принят не может.

Сведения о постройке небольшой серии полугусеничных бронемашин, а также об их использовании в ходе советско-финской войны 1939-1940 гг., не соответствуют действительности. Единственный изготовленный образец БА-30 находился до войны на НИБТ полигоне и 29 сентября 1941 года его в числе 41 другой машины отправили в Казань для использования на бронетанковых курсах. Данные о дальнейшей судьбе БА-30 на этом теряются – скорее всего, бронеавтомобиль был разбронирован.


БА-64

Мы едем, едем, едем...

К августу 1941 года, сложилась такая ситуация, когда выпуск бронемашин БА-10 и БА-20 постепенно сворачивался, а достойной замены им так и не нашлось. Чтобы исправить этот недочет, было принято решение разработать новый легкий бронеавтомобиль. Первоначальный проект предусматривал использование ходовой части от вездеходного автомобиля ГАЗ-64, совмещенный с наработками, полученными при создании ЛБ-62 и испытаниях немецкой трофейной бронемашины Sd.Kfz.221. Поскольку машина имела достаточно небольшие размеры её экипаж ограничили до 2-х человек, а вооружение состояло из одного 7,62-мм пулемета ДТ.

Легкий полноприводный бронеавтомобиль БА-64 предназначался для решения задач командирской разведки, управления боем и связи, сопровождения автоколонн. Благодаря впервые приводу на все четыре колеса машина обладала высокой проходимостью.

Мы едем, едем, едем...

Бронеавтомобиль имел надежное противопульное бронирование с большими углами наклона бронелистов, что обеспечивало большую безопасность при меньших затратах металла. Шины были пулестойкими, наполненными пористым веществом. Пулемет имел большие углы вертикальной наводки и потому мог вести огонь по воздушным целям.


БА-64Д

Мы едем, едем, едем...

Недостаточная эффективность 7,62-мм пулемета Дегтярева, проявившаяся с первых же эпизодов боевого применения БА-64, заставила конструкторов искать пути к усилению вооружения бронеавтомобиля. Наиболее перспективным казалась установка танкового варианта ДШК образца 1940 года. Проект был одобрен и новая модификация получила обозначение БА-64Д ("Д" означает ДШК).

Переделка приближала трудоемкость ее изготовления к трудоемкости изготовления танковой башни. Помимо прочих изменений, толщину бронелистов башни довели до 12 мм, что было необходимо для надежного крепления пулемета.

Первый образец БА-64Д с новой башней и пулеметом ДШК изготовили только к 20-му марта 1943 года, а испытания начались на Стригинском полигоне лишь с 4-го апреля.

Мы едем, едем, едем...

6-го апреля машина была продемонстрирована генералам А.И.Лебедеву и И.П.Тягунову. Демонстрация оказалась неудачной, что в основном касалось вооружения.. Магазин также был признан неудачным и по емкости - 30 патрон. Из-за большой отдачи ДШК и узкого шасси БА-64, точность стрельбы была низкой при развороте пулемета перпендикулярно оси бронемашины.
Тем не менее, 12 апреля 1943 года БА-64Д был направлен в Москву для показа командованию Бронетанковых войск РККА. Основные претензии также касались питания пулемета с рекомендацией перейти на ленту с металлическими звеньями. Однако, такое решение было тоже неудачным из-за недостаточных размеров башни. В результате из-за того, что ГАЗ не соглашался с установкой ленточного питания, а ГБТУ не соглашалось с установкой пулемета с магазинным питанием, то дальнейшие работы по перевооружению БА-64 пулеметом ДШК были оставлены.


Д-8

Мы едем, едем, едем...

К концу 20-х годов стало понятно, что одного только пушечного бронеавтомобиля БА-27, имевшегося тогда на вооружении, для нужд армии явно недостаточно.Армии требовался еще и подвижный пулеметный броневик, предназначенный в основном для разведки, связи и боевого охранения. В то время строить такие машины можно было только на базе стандартных коммерческих автомобилей. Выбор пал на шасси Форд-А, которое предполагалось выпускать из американских комплектующих.

Разработанные машины имели низкий силуэт и сильно наклонённые броневые листы, способствующие рикошетированию пуль. Стремясь облегчить и уменьшить машину, сделать ее незаметней и в то же время обеспечить надежной бронезащитой, конструктор отказался от традиционной башни и разместил вооружение внутри приземистого корпуса.

Мы едем, едем, едем...

Бронеавтомобиль имел колесную формулу 4x2. Зависимая подвеска машины, состоявшая из поперечно расположенных полуэллиптических листовых рессор, обеспечивала возможность движения по грунтовым дорогам с достаточно высокой средней скоростью — до 30 км/ч.
Некоторым легким бронеавтомобилям этого типа довелось участвовать в Зимней войне 1939-1940 гг., когда из-за нехватки бронетехники в стрелковых частях пришлось использовать старые машины. Что касается использования Д-8 в Великой Отечественной войне, то на этот счет достоверных данных пока найти не удалось. Судя по всему, все Д-8 западных военных округов достались немцам. А вот, на ленинградском направлении, где фронт стабилизировался, “восьмерки” продержались немного дольше. В составе 85-го отдельного полка связи 42-й армии два бронеавтомобиля Д-8 действовали вплоть до конца 1942 года.


Д-12

Мы едем, едем, едем...

Осенью 1931 года, когда ещё полным ходом шли работы над “колесными танкетками” начальник УММ РККА Халепский поручил талантливому русскому инженеру-самоучке Н.Дыренкову создание легкого бронеавтомобиля, предназначавшегося для разведки и связи. Отчасти это был подстраховочный вариант, поскольку в Управлении сомневались, будут ли “колесные танкетки” полностью отвечать всё более возрастающим требованиям к машинам такого типа.

В строевой эксплуатации бронемашины Дыренкова находились порядка трёх лет – их активная часть карьеры завершилась уже в 1935 года, когда Д-8 и Д-12 практически полностью были заменены на ФАИ. В дальнейшем оставшиеся машины, а их было не менее 50, продолжали использовать для учебных целей.

Сведений о боевом применении Д-12 найти не удалось. По состоянию на 1 июня 1941 года в составе РККА продолжало числиться 45 машин конструкции Дыренкова (19 из них находились в ремонте), однако различий между модификациями при этом не делалось. Последние сведения о Д-12 относятся к августу 1945 года, когда несколько машин из состава Забайкальского фронта приняли участие в кратковременной войне с Японией.


ЛБ-23

Мы едем, едем, едем...

Разработка трехосного легкого бронеавтомобиля, первоначально имевшего обозначение БА-23, была начата зимой 1937 года. Эта машина, во многом аналогичная бронеавтомобилю БА-21, рассматривалась как возможная замена БА-20 и более старых ФАИ, тактико-технические характеристики которых далеко не полностью удовлетворяли требования военных. В целом, проект получил одобрение руководства предприятия и в начале 1938 года его представили военной комиссии, предварительно переименовав в ЛБ-23 (ЛБ – Лаврентий Берия). Сборку опытного образца ЛБ-23 завершили к 1 мая 1939 года.

К началу Великой Отечественной войны единственный образец ЛБ-23 числился в ряду машин, предназначенных для самообороны полигона. На 8 октября 1941 года бронеавтомобиль находился в ремонте и был не на ходу. По всей видимости, ЛБ-23 (надобность в котором полностью отпала) в скором времни отправили на слом.


ЛБ-62

Мы едем, едем, едем...

Пока шло проектирование опытного бронеавтомобиля ЛБ-НАТИ, работу над которым вела группа инженеров Научно-Исследовательского Автотракторного Института, в недрах АБТУ выработали спецификацию на легкие разведывательный бронеавтомобиль с полным приводом. Его разработку поручили ОКБ КЭО Горьковского автозавода. Поскольку опыта в проектировании машин такого класса у горьковчан практически не было, за помощью пришлось обратиться на завод ДРО в Выксе, где была выполнена большая часть работ по конструированию корпуса. Однако, главной особенностью новой машины стало полноприводное шасси от автомобиля ГАЗ-62.

В процессе испытаний, проведенных осенью 1940-весной 1941 гг., несколько опытных образцов ГАЗ-62 показали отличные ходовые характеристики. Однако, пока шли испытания машины, началась война с Германией и Горьковский завод полностью загрузили военными заказами.
Так ЛБ-62 и остался в виде опытных образцов, однако опыт по работе на этим бронеавтомобилем не пропал даром. В начале 1942 года КБ ГАЗ вернулось к теме полноприводных бронемашин, начав новый проект, ставший впоследствии известный как БА-64.


ЛБ-НАТИ

Мы едем, едем, едем...

В то время, пока шел процесс проектирования и изготовления трехосных бронеавтомобилей ЛБ-23 и БА-21, в НАТИ начали создание аналогичной по назначению боевой машины, оснащенной двумя осями с полным приводом. Как показали итоги испытаний, использование колесной формулы 6х4 не даёт желаемых результатов. За счет более длиной базы шасси и уменьшенной нагрузки на грунт удалось лишь немного повысить ходовые качества бронеавтомобилей, а в остальном они почти не отличались от серийных БА-20.

Сборку прототипа ЛБ-НАТИ завершили в сентябре 1939 года, сразу же приступил к предварительным пробегам и обкаткам. Машина имела неоспоримые преимущества при передвижении по пересеченной местности, грязи и снежной целине, намного превосходя не только серийные ФАИ и БА-20, но и опытные трехосные БА-21 и ЛБ-23. Кроме того, ЛБ-НАТИ несколько превосходил их по дальности хода, мощности вооружения и бронезащите.

И всё же, дальнейшая история ЛБ-НАТИ оказалась не столь оптимистичной. Причиной этому послужила не только экспериментальная направленность при разработке ЛБ-НАТИ, но и многочисленные недостатки, выявление в ходе пробега.

В итоге, ЛБ-НАТИ дальше прототипа развития не получил и остался в ведении полгона НИБТ. Что случилось с этим бронеавтомобилем дальше – сказать крайне затруднительно. Во время войны, по всей видимости, опытный ЛБ-НАТИ был разобран на металл.


ФАИ

Мы едем, едем, едем...

Появлению на свет одного из самых массовых советских автомобилей предшествовало заключение соглашения Правительства СССР с компанией Генри Форда, в соответствии с которым «Форд» с 31-го мая 1929 года должен был начать поставки в СССР комплектующих частей для сборки грузовых автомобилей «Форд-А», «Форд-АА» и «Форд-Тимкен».

Автомобили «Форд» после пересчета чертежей в метрическую систему измерений и модернизации конструкции были переименованы и стали называться: «Форд-А» — «ГАЗ-А»; «Форд-АА» — «ГАЗ-АА»; «Форд-ААА» — «ГАЗ-ААА». Первые опыты с конструированием легкого бронеавтомобиля на шасси «Форд-А» по заданию УММА РККА начались практически сразу после подписания соглашения с Г Фордом.

Мы едем, едем, едем...

Принятые на вооружение РККА в 1931 году эти машины вскоре перестали удовлетворять требованиям армии так как их пулеметные установки не обладали круговым обстрелом.

В результате конструкторам было предложено разработать новый бронекорпус с установленным в башне вооружением. В 1931–1932 годах на основании задания УММА РККА конструкторы КБ Ижорского завода разработали новую машину которая получила обозначение ФАИ («Форд-А Ижорский») и с 1933 года была запущена в серийное производство.

Ко времени советско-финской войны 1939-1940 гг. число старых бронемашин сильно сократилось, поэтому использование ФАИ носило эпизодический характер. Например, в составе 8-й армии имелось всего две машины этого типа, причем одна машина была брошена на территории противника и досталась финнам в качестве трофеев.

Об их боевом применении в кампании 1941 года сказать что-либо весьма трудно, поскольку в отчетах их зачастую не отделяли от БА-20. С определенной уверенностью можно говорить лишь о бронемашинах приграничных военных округов, которые в полном составе были оставлены на территории, занятой противником. К концу года ФАИ в частях первой линии практически не осталось.


ФАИ-М

Мы едем, едем, едем...

В 1935 году на Ижорском заводе была разработана новая бронемашина на шасси автомобиля ГАЗ-М1, отличавшаяся от ФАИ более просторным боевым отделением и возможностью установки радиостанции. В результате прекращения серийного выпуска броневиков ФАИ на Ижорском заводе скопилось более трехсот бронекорпусов для этих машин. Поэтому было принято решение установить их на шасси автомобиля ГАЗ-М1. Получившийся гибрид получивший название ФАИ-М, отличался от прародителя более длинной базой, на которой был смонтирован дополнительный топливный бак с кронштейном для крепления запасного колеса. В ходовой части были применены пулестойкие шины ГК, заполненные губчатой резиной.

В ноябре 1938 — январе 1939 года ФАИ-М прошел испытания на НИИБТ полигоне в подмосковной Кубинке. Всего на испытаниях ФАИ-М прошел 3180 километров по шоссе и проселочным дорогам.

К началу Великой Отечественной войны в частях Красной Армии числилось 376 ФАИ и ФАИ-М (в документах того периода не проводилось четкого деления на ФАИ и ФАИ-М). Известно, что к 22 июня 1941 года имелось небольшое число этих машин. Практически все они были потеряны в первые месяцы войны, хотя отдельные бронеавтомобили этого типа встречаются в списках танковых частей Красной Армии весной-летом 1942 года. Летом-осенью 1941 года несколько трофейных ФАИ-М досталось финнам. Не обманываясь их боевой ценностью, те использовали наши легкие броневики преимущественно в полицейских и учебных частях. В финской армии ФАИ-М прослужили до 1950 года.


ИЗ - Импровизированные бронеавтомобили

Мы едем, едем, едем...

Летом 1941 года силами Ижорского завода на вооружение Ленинградской армии народного ополчения (ЛАНО) поставлялись импровизированные бронеавтомобили, основой для постройки которых послужили грузовые машины ГАЗ-АА и ЗиС-5. Никакого государственного заказа и военных спецификаций на них не оформлялось, что позволило инженерам завода проявить некоторые “вольности”, отразившиеся на внешнем облике этих броневиков.

Проект бронирования грузовиков поступил уже на первой неделе войны, и после одобрения в ленинградском горкоме партии завод приступил к его реализации. Как правило, бронировке подвергалась водительская кабина, двигатель и кузов, которые обшивались броневыми листами толщиной от 6 до 10 мм. Вооружение импровизированных бронеавтомобилей было самым разнообразным – заводу приходилось исходить из того, что имелось на военных складах.

Мы едем, едем, едем...

Первые импровизированные броневики стали поступать в войска уже с 15 июля 1941 года и по документам они проходили как “бронированная машина ГАЗ (ЗиС)”, “полубронированная машина ИЗ” или “средняя бронемашина ИЗ”. По самым приблизительным оценкам, общее количество импровизированных бронеавтомобилей Ижорского завода могло превысить 100 экземпляров. Из-за больших потерь, понесенных механизированными корпусами РККА в июне-июле 1941 года, некоторые участки ленинградского фронта остались без танкового прикрытия, поэтому прибытие бронемашин ИЗ оказалось как нельзя кстати. Большая часть бронеавтомобилей попала в состав 2-й и 4-й дивизий ЛАНО, но нельзя исключать их использование и в других подразделениях.

Пик боевого применения бронемашин ИЗ пришелся на конец июля – начало сентября, когда на ближних подступах Ленинграда шли ожесточенные бои. При этом, количество импровизированных бронеавтомобилей иногда превышало количество серийных (БА-10 и БА-20). По мере естественной убыли их число сокращалось, однако по меньшей мере один бронированный ЗиС-5 участвовал в операции по прорыву блокады города в начале 1943 года.

Мы едем, едем, едем...

Летом-осенью 1941 года несколько бронемашин ИЗ стали трофеями финской и немецкой армий. Некоторые из них были пригодны к дальнейшей эксплуатации и использовались обеими воюющими сторонами вплоть до полного износа или выхода из строя, хотя официально импровизированные бронеавтомобили на вооружение не принимались. Последние образцы трофейных ИЗ служили у финнов до середины 1942 г.



Полная новость "Мы едем, едем, едем..." »»