Копипаст.ру - фото ню, юмор, фото приколы, бесплатные игры, демотиваторы, комиксы, девушка дня Фото приколы   Удивительное   Фото НЮ   Ещё »  

хочу только
эфир   блогород   недельник   лидеры   лучшие   архив   пopно  
Нас уже 74648. 
Подсчет онлайн...
сейчас
+ регистрация / вход

→ В НОВОМ

Ветераны не на параде: дом, больницы, хосписы (4 фото)

11 мая 2010 в 21:28Разноеby sun
25
рейтинг
9
коммент.

Закончила, наконец, ветеранскую «Галерею Славы». Заказ с барского плеча кинуло мне министерство МВД, и список приложило – 120 человек еще более или менее живых ветеранов. Сроку мне было год, и первые полсотни ходячих старичков я принимала в студии, поила чаем, вела с ними цивильные беседы и как-то расслабилась. Приятные такие деды с бабками, вполне себе в уме, приезжали с детьми и внуками, которые почтительно стояли у них над плечом с валокордином и коробкой с регалиями. За год, правда, больше десятка из них тихо почили в бозе, но нам-то что – закатали портрет в черную рамку вместо золотой, и все дела. Но последние тридцать кандидатов дались уже не так легко. Они все, как выяснилось, были категорически нетранспортабельны. Мне выдали министерскую древнюю «Волгу» с мрачным водителем Костей, и мы две недели объезжали квартиры, госпиталя и хосписы.

В первой же задрипанной «однушке» нас встретил глубоко похмельный мужик лет тридцати, сказал, что внук, и что не позволит использовать деда за просто так, а требует за съемку тыщу рублей, ну, можно пятьсот ради скорого праздника. Дед лежал тут же, на топчане, отвернувшись к стенке, и тяжело дышал.
Костя, бывший штангист, молча заключил скандалиста в медвежьи объятья и вынес за дверь. Там этот гешефтмахер буянил еще час, пока я разговаривала с дедом, поднимала его и одевала в изъеденный молью мундир.
На лестнице укрощенный «внук» жаловался Косте:
- Я ж как думал? Им же, ветеранам-то, до десятого года обещали по квартире, так? Думал, получим квартиру, сменяемся, я женюсь, жена за дедом будет ходить. А дед вон уже скоро кони двинет, а вместо квартиры – шиш сраный…
- Мудак ты, парень, - отвечал невозмутимый Костя.
- Так я же и говорю, - не возражал «внук», - Влип, как баклан.

Когда мы спустились к машине, Костя вдруг остановился и задумчиво посмотрел сквозь меня.
- Слушай, может, я вернусь да в репу ему дам? Чтоб не зарывался.
Подавив острое желание поддержать его благородный порыв каким-нибудь прицельным пинком, я напомнила Косте, что, во-первых, мы при исполнении, а во-вторых, родственничек потом непременно сорвет зло на самом слабом в доме, а слабее там только тощая кошка, и то не факт.
Я ехала потом, и полчаса уговаривала себя, мол, сделала, что смогла – вынесла горшок, сменила постельное белье, протерла деду пролежни, напоила чаем, утешила, как сумела.
Но едкое чувство вины как вцепилось, так и не отпускало.

…В одном из госпиталей ветеранов войн пожилая медсестра поймала меня прямо в коридоре.
- Вы, простите, бабушку нашу идете снимать?
Я подтвердила.
- А никого из родственников ее не знаете? – она понизила голос, - А то у нас беда. Бабку скоро выписывать, а забирать некому. Дочери звоним – она орет и трубку бросает. Из всех только правнучка приезжала, награды ее привезла для вас вот. Хорошая, но пацанка совсем, лет двенадцать. Толку с нее…

Бабушка, пока я причесывала ее жиденькую седину, а Костя прикручивал орденские планки к кримпленовому пиджаку, посмотрела на меня снизу внимательно и виновато.

- Осуждают ее, да? Маринку мою?

Я промолчала. Что тут скажешь-то.

- Никто же не знает, - продолжала бабушка, как будто сама себя убеждая, - У меня муж параличный шесть лет лежал, под себя ходил, Маринка за ним ухаживала, света не видела, а ведь он ей даже не отец, отчим. Только он помер, тут и я обезножела. Каково ей-то.

Костя отвернулся к окну вместе с пиджаком, крякнул и дернул себя за ухо.

- Она устала просто, - сказала бабушка убежденно, - Вот еще с недельку отдохнет, пообвыкнется, и заберет меня…


…Первый хоспис был «элитный», чистый, персонал приветливый, волонтеры молодые и бодрые. В палатах цветы, родственники и дети. Если бы не растворенный в воздухе, ощутимый даже сквозь стерильность, запах смерти – санаторий, да и только.
«Нашему» деду было за девяносто, но держался молодцом. У него был рак – я его хорошо распознаю – еще не в ядерной стадии, но уже заметный по худобе и впавшим височным выемкам.

Ко всему еще дед оказался «политически подкованным» и болтал безостановочно.

- Вы передайте там кому надо, чтобы сказали президенту, - митинговал он, пока волонтер подпоясывал веревкой спадавшие форменные штаны, - Чтобы обязательно закон принял об смертной казни. Потому что без этого никак. Чуть что – если наркоман ты там, художник какой или еще этот… либерал – к стенке сразу. Чтоб знали!

- Пиздишь опять, Сашка.

В дверях стоял огромный лысый дед, обвисая на костылях, и смотрел на соседа насмешливо. «Сашка» сразу присмирел и сбавил обороты.

- Так бардак же, Сеня, - сказал он извинительно, - Сил нет глядеть.

- Барда-а-а-ак, - отозвался Сеня, грузно оседая на койку, - Когда его не было, бардака-то твоего. Тогда один бардак, теперь другой. Делов-то.

Я попыталась его снять – уж больно колоритная физиономия, но он меня остановил:

- Не снимай, доча. Я для ваших парадных дел не гожий. Мордой не вышел. И биографией.

- Он из штрафников, - ядовито встрял «Сашка», - В сорок первом в отпуск к жене завернул, ну, и застукал. Тот давай в окно сигать, а Семен Кондратьич жопу ему и прострелил. А он оказался полкан штабной, ну, и укатал…

- Вот гляди, доча, - усмехнулся Сеня, - Всю жизнь пиздунов не терпел, а теперь подыхаю рядом с таким, и ни черта уже не сделаешь. А смертной казни у нас нельзя быть, - добавил он вдруг, - Столько народу перемолотят невиновного, куда там. А у смерти обратного хода нет. Мы то знаем. Не слушайте вы его. Забыл, наверное, старый дурак.

…Закончили мы впритык к девятому мая, и после третьего хосписа, уже совсем не такого веселенького, как первый, пяти больниц и десяти обнищалых и запущенных квартир, набитых людьми в лучшем случае отчаявшимися, в худшем – озлобившимися, больше всего хотелось надраться. Молча. В одиночестве.

Такие вот у меня праздники были.
А так вообще оно конечно – помню и горжусь.

Ветераны не на параде: дом, больницы, хосписы (4 фото)

Ветераны не на параде: дом, больницы, хосписы (4 фото)

Ветераны не на параде: дом, больницы, хосписы (4 фото)

Ветераны не на параде: дом, больницы, хосписы (4 фото)

http://karma-amrak.livejournal.com/108574.html

Все фото этой новости здесь
Надоело листать страницы? Зарегистрируйтесь и станет удобнее.

Нравится пост? Жми:


Похожие новости
Прикольный бильярд (34 фото)БонусыГеоргиевские ленточки, на 9 маяБонусыГагамания в Токио (79 фото)
Все фото приколы и картинки »

РЕГИСТРАЦИЯ НА САЙТЕ ЗА 20 СЕКУНД
Меньше рекламы, добавление новостей, голосование, подарки...



1: 11 мая 2010 15:17
 
даже говорить ничего не охота

2: 11 мая 2010 18:15
 
А я вот что скажу. Ты сделала хорошую и большую работу. Жаль только последняя фраза вышла с оттенком сожаления.

3: 11 мая 2010 23:15
 
Грустно... вот ведь думаешь, что дела именно так и обстоят, но когда речь заходит не о ситуации в стране вообще, а о конкретных людях... и представляешь такого вот урода внука, очень горько становится... государство-то оно, конечно, должно там заботится и вообще много чего должно, но сами-то мы... устала внучка, она же на самом деле устала... жуть!

4: 12 мая 2010 09:47
 
Нон комент....

5: 12 мая 2010 11:34
 
Хочется сказать лишь одно: "Простите нас, неблагодарных потомков"...

6: 12 мая 2010 16:00
 
recourse

7: 12 мая 2010 22:31
 
Грустно и стыдно.

8: 13 мая 2010 00:03
 
sad ,благодарные внуки их вибросили на улицу за которых они кровь проливали

9: 2 марта 2011 16:42
 
cray грустно все это, очень грустно(
Информация
Вы не можете оставлять комментарии к данной новости.

Загрузка. Пожалуйста, подождите...